Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Экс-главный дизайнер Нью-Йорка: Город – это хранилище памяти

Бывший главный дизайнер Нью-Йорка, директор Draw Brooklyn LLC и эксперт в сфере проектирования городов Александрос Уошберн уверен: к недовольству жителей изменениями в городе следует относиться с пониманием, а из предложенных ими идей по преобразованию районов выбирать лучшее. Об этом и о том, как решать транспортную проблему в мегаполисах и бороться с негативными последствиями джентрификации, американский специалист рассказал в интервью сайту "РИА Недвижимость".
- Мистер Уошберн, насколько важны генпланы для современных городов? Существует мнение, что постепенно они становятся ненужными, так как из-за быстрого развития мегаполисов и технологий какие-либо планы быстро устаревают.
- На мой взгляд, генеральные планы еще нескоро полностью потеряют свою актуальность. Например, генплан Нью-Йорка был сформирован в 1811 году, и до сих пор прекрасно работает. План создает каркас для городского развития, который можно переосмыслить и адаптировать. По сути, его можно реализовывать и дополнять бесконечно в отношении городских улиц.
Думаю, на Манхэттэне уже не осталось участка, который не был бы перестроен как минимум трижды, и это логично с учетом того, как меняются обстоятельства и векторы развития.

Генплан – это своего рода блок питания, от которого идут провода к абсолютно разным устройствам.

Однако важно помнить, что в генеральном плане отражается не только облик города, но и его изнанка: сточная канализация, водопровод, электросети. Как только эти сети закладывают в организм города и отражают это в плане, они должны оставаться там надолго и исправно делать свою работу, а не перестраиваться каждые пять или пятьдесят лет, как здания. Именно поэтому генеральные планы должны продумываться до мельчайших деталей и учитывать особенности каждого отдельного города.
- Если городское развитие по большому счету заточено под генплан, значит, для развития инфраструктуры и благоустройства остается совсем немного места? Достаточно ли для полноценного городского развития стандартных решений вроде: "поставим лавочки, расширим тротуар – и хватит"?
- Когда я только начинал работать в сфере, то тоже думал в похожем ключе: городской пейзаж, уличный ландшафт – боже, как скучно! Что здесь может быть сложного? Но стоит только присмотреться повнимательнее, и ситуация становится гораздо сложнее. С этим неизбежно сталкиваются и жители, и представители власти, которые выступают с инициативой усовершенствовать, например, улицу, сделать ее удобнее для пешеходов. Выразив это желание, они тут же натыкаются на многочисленные преграды и вопросы о том, а как именно это осуществить.
Если мы говорим о создании большего пространства для пешеходов на улице, то необходимо для начала понять, как грамотно поделить улицу, как сделать пешеходное движение приоритетным, где выделить место для велосипедистов и при этом не обидеть автомобилистов.
Это непросто, ведь даже на самых огромных бульварах в мире зачастую не всем хватает места. Банальное расширение пространства тоже не всегда работает эффективно, если не учесть интересов всех социальных групп общества. Раздув территорию в пользу пешеходов, легко навредить самим же пешеходам.
Прохожие на Новой площади в Москве
Вплоть до наоборот: как благоустройство изменило МосквуПоследние пять лет в Москве проводятся масштабные работы по благоустройству, в результате в столице появилось много новых пешеходных улиц и модных общественных пространств. Сайт "РИА Недвижимость" решил продемонстрировать самые радикальные преображения популярных мест города.
- Почему, на ваш взгляд, многие жители как мегаполисов, так и небольших городов остаются недовольными изменениями в городской инфраструктуре, хотя подавляющее большинство таких проектов реализуются именно в интересах населения?
- У меня есть теория, что город для жителей – это пространственное хранилище собственной памяти, своеобразный архив. Гуляя по родным улицам, каждый житель обращает внимание на что-то свое: дерево, под которым свершился первый поцелуй, угол дома, где часто собирались друзья.

Такие воспоминания формируют личность, и стремление сохранить эту память – нормальный человеческий инстинкт, а с возрастом отношение к воспоминаниям становится более трепетным. Это в том числе объясняет недовольство жителей по поводу городских изменений.

- Насколько важно принимать во внимания пожелания и идеи жителей при изменении городской инфраструктуры? Реально ли выполнить максимум их пожеланий, чтобы большинство осталось довольно результатом?
- Конечно, жители часто предлагают идеи, для которых нет ни подходящего пространства, ни достаточного количества средств. Однако это не значит, что поэтому к ним можно не прислушиваться. Преобразовывая даже самый маленький район, важно обсуждать эти изменения с местным населением.
Например, мы с моими коллегами как раз сейчас находимся в стадии разработки специального приложения, с помощью которого жители могут в режиме реального времени увидеть планируемые преобразования в их районе, на месте внести в него поправки и дать обратную связь. Как это работает: мы встречаемся на улице, жители надевают специальные очки и своими глазами, здесь и сейчас, видят, как и что изменится. Это не макет и не рендер, а почти реальный результат работы.
Затем мы собираем их комментарии и пожелания, и автоматические алгоритмы тут же меняют проект в соответствии с заданными параметрами. Учитывается практически все: транспортное сообщение, качество воздуха, историческое наследие района, уровень шума.
Как только меняется хотя бы один показатель, другие подстраиваются под него автоматически. Например, если нам не хватает рабочих мест, мы увеличиваем этот показатель и видим, что теперь возникают проблемы с транспортом. Вносим поправки и сюда, и общая картина выравнивается.
Да, даже с такими технологиями невозможно угодить сразу всем, но именно поэтому коммуникация должна быть обоюдной, чтобы найти компромисс и вовлечь местных жителей в процесс его достижения.
Московский урбанистический форум. День второй
Жирафный вопрос, или Как сотрудничать с жителями при благоустройстве города
- Ключевой проблемой развития мегаполисов сейчас по-прежнему остается дорожный трафик или пальма первенства перешла, например, к нехватке озеленения?
- Разумеется, трафик! Причем эта проблема становится практически неразрешимой, если не проанализировать ее должным образом. Меня всегда забавляет вид шестиполосных трасс где-нибудь в небольшом пригороде. Проектируя такие дороги, инженеры часто ориентируются на их загруженность в час пик, когда люди едут на работу или с работы, и принимают решение о расширении полос исключительно на основе данных этого периода времени. Результат обычно оказывается контрпродуктивным: в том же пригороде не остается места ни для чего другого, кроме езды.

На мой взгляд, город, разрастаясь до определенного размера, должен быть полицентрическим.

В этом плане Нью-Йорк – хороший пример. Один из первых проектов, которые реализовали в городе после трагедии 11 сентября при мэре Блумберге, это изменение политики роста Нью-Йорка. Что это значит: раньше городское развитие, а соответственно и население, концентрировалось исключительно на Манхэттэне, в районе Мидтаун и вокруг Центрального вокзала. В дальнейшем же центральные зоны и территория для бизнеса и работы начали появляться во всех районах Нью-Йорка, включая когда-то депрессивные. В Бруклине, Бронксе, Стейтен-Айленде и Квинсе применялись современные методы зонального планирования, создавались новые центры притяжения, где люди могли бы одновременно и работать, и жить, развивалась инфраструктура. И усилия были оправданы.
Теперь в девять часов утра нью-йоркцы не стекаются огромной толпой на Манхэттэн, они живут и работают в том же Бруклине или Квинсе, а люди с Манхэттэна, наоборот, стали ездить на службу в другие районы города. Это в том числе решает транспортную проблему, снижает загруженность дорог и метро.

Дорожная система города не должна разрабатываться исключительно на основе размера городской территории и загруженности трасс в час пик. В мире просто недостаточно места, чтобы подстраивать город под каждую пробку.

- Преобразование депрессивных районов в современные центры для жизни и работы часто влечет за собой не только улучшение условий, но и рост цен, приток более состоятельных жителей, миграцию местных. Есть ли способы избежать негативных последствий джентрификации?
- Это вопрос уже не городского развития, в данном случае речь идет о вариантах обладания жильем в бывшем депрессивном районе. По сути, жителей любого города, района и микрорайона, как правило, можно разделить на две основные группы: тех, у кого жилое помещение в собственности, и тех, кто его снимает.
Совсем недавно порядочные арендаторы по всему миру даже не беспокоились о том, что их могут внезапно выгнать: если платишь исправно, живи спокойно. Но сейчас, если не самый хороший район города начинает превращаться в оазис, арендодатели с легкостью могут потребовать освободить помещение, чтобы обзавестись более платежеспособными арендаторами, которых привлекут позитивные изменения в районе.
По сути, выбор в данной ситуации есть только у собственников. Они могут продать жилье, получить деньги и переехать в лучшее место, а могут остаться, и при этом все равно выиграют, когда в районе улучшится инфраструктура. У арендаторов выбора нет – если им скажут, придется съехать.
На мой взгляд, единственный способ преодолеть этот разрыв – уделять больше внимания строительству и развитию муниципального и доступного жилья, чем в Нью-Йорке, кстати, занимаются довольно активно.

Необходимо создавать для людей не только лучшие условия жизни, но предоставлять им возможность выбирать, а не просто подстраиваться под обстоятельства.

У каждого жителя в городе должен быть так называемый свой "пространственный центр" – отдельное место, куда не сможет ворваться кто-то посторонний. Например, в ресторане незнакомый посетитель не может просто так подойти и сесть к вам на колени. В городе эта схема тоже должна работать.
- Считается, что строительство высоток и небоскребов помогает решить проблему плотности населения в крупных городах. Однако не всегда среди стекла и бетона хватает места, чтобы позаботиться не только о жилье для людей, но и оборудовать места для отдыха горожан. Может ли высотный город быть по-настоящему комфортным?
- Сразу вспоминается пример бразильского города Сан-Паулу, в котором, пытаясь справиться с растущей плотностью населения, приняли абсолютно неэффективное решение: там установили низкий коэффициент использования площади застройки. Казалось бы, что может пойти не так? По логике, в городе с момента установки этого коэффициента должны были строиться только небольшие дома. Но нет, вышло по-другому: состоятельные люди стали покупать огромные земельные участки, огораживать их высокими заборами и строить небоскребы, которые вписывались в разрешенный коэффициент, а парки, благоустраиваемые вокруг высоток, делали закрытыми. Эффект вышел абсолютно противоположным тому, чего добивались власти Сан-Паулу.
Высотки сами по себе не проблема, они вносят разнообразие в города, предлагают вариативность. Самое главное – грамотно вписать их в инфраструктуру, правильно зонировать территорию вокруг, убедиться, что появление небоскребов не перегружает дороги и не влияет на работу общественного транспорта.
В том же Нью-Йорке, например, огромное количество высоток, их концентрация особенно высока в центре города, но чем ближе к периферии, тем застройка ниже. Эти части города хорошо связаны между собой, в каждой есть место и работе, и отдыху, и парку, и торговому центру. Так что, безусловно, высотный город может быть комфортным, вопрос только в создании и развитии его инфраструктуры.
Небоскребы делового центра Москва-сити, здание Министерства иностранных дел РФ и храм Христа Спасителя
Башни с призраками: как высотная застройка влияет на благоустройство города
- К слову о парках. Какие парки наиболее востребованы в современных городах: олдскульные лесопарки вроде того же Центрального парка в Нью-Йорке или модные интерактивные площадки как парк Хайнлайн?
- Главное качество любого городского парка – он должен быть доступен для всех слоев населения, неважно, говорим мы о большой центральной площадке города или о районном зеленом уголке. В Нью-Йорке есть парк Грамерси – абсолютно ужасный, потому что закрытый. Доступ туда имеют только те, кто живут в жилом комплексе рядом. Но как только парк перестает быть общественным пространством, это уже не парк, он становится бесполезным.
На мой взгляд, современный парк – это центр притяжения абсолютно разных людей, представителей всех национальностей и профессий. Возможность отдохнуть в одном пространстве объединяет старых и молодых, банкиров и домохозяек, семей с детьми и одиночек. Его наполнение может быть любым, главное, чтобы при этом парк оставался по-настоящему общественным и доступным пространством.
Копьютерная модель проекта благоустройства на севере Москвы в рамках интеграции станции МЦК Лихоборы и платформы НАТИ
Унесенные стрессом: как город помогает бороться с нервным напряжением
- Сейчас многие элементы городского оформления, арт-объекты в тех же парках и вообще дизайн общественных участков зачастую продумываются так, чтобы привлечь внимание трэвел-блогеров, популярных пользователей инстаграма и других социальных сетей. Какое влияние оказывает "эпоха селфи" на городское развитие?
- Действительно, многие проекты в современных городах делаются с прицелом на аудиторию инстаграма. Например, для меня так называемым центром "селфи-мира" стал бассейн на крыше сингапурского отеля "Марина Бэй", кадр оттуда есть чуть ли не в каждом аккаунте, это настоящий тренд.
В Нью-Йорке тоже есть подобные объекты, популярные в соцсетях, к примеру, инженерная инсталляция "Сосуд", состоящая из множества лестниц. Разумеется, девелоперы, дизайнеры и градостроители принимают во внимание интересы аудитории соцсетей, чтобы привлечь их на свои объекты. А чтобы воплотить это в жизнь, необходимо создать что-то необычное, выдающееся, чтобы это обсуждали и фотографировали, тем самым привлекая еще больше людей.
В каком-то смысле селфи – это желание человека запечатлеть себя в реальности, возможно даже на какое-то мгновение стать частью города, в котором он находится. Но это очень простой метод с весьма недолговечным эффектом.

Лучший способ почувствовать себя частью города – это помочь ему стать лучше, не быть к нему равнодушным, делать для него что-то по мере своих сил и видеть результаты своей работы.

- Как жители, не имеющие специального образования и опыта в архитектуре и дизайне, могут помочь своему городу стать лучше? За исключением участия в разработке благоустроительных проектов.
- Существует великое множество вариантов, при этом необязательно сразу делать что-то масштабное. Достаточно присоединиться, например, к уборке улицы, на которой живешь, высадить у крыльца цветы, даже просто помочь старушке перейти дорогу или понаблюдать за прохожими в парке.
Да, у специалистов возможностей повлиять на жизнь города гораздо больше. Я, например, безумно счастлив, что могу трансформировать городской ДНК и видеть результаты этой трансформации. Но такой же силой, просто на своем уровне, обладает каждый городской житель. Можно начать с малого – взять ответственность за жизнь в своем микрорайоне, попробовать сделать ее немного лучше. Простой пример: каждое Рождество, вот уже на протяжение 30 лет мой сосед Джон лезет на крышу своего дома, встает там на шаткую стремянку и протягивает гирлянду от своего участка к моему, чтобы создать праздничное настроение для всех соседей. Да, только на каникулы. Да, это не великий подвиг. Но он делает это для себя, окружающих и места, в котором живет, и это уже дорогого стоит.
Беседовала Полина ЕРМИЛОВА
Чат0
Рекомендуем
Симферопольское водохранилище в Крыму
Запасы воды в водохранилищах Симферополя продолжают уменьшаться
Работа ООО Управляющая компания Влад-Дом в Первомайском районе Владивостока
В Подмосковье отопление в школах, детсадах и больницах включат досрочно
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала