Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
MUF 2019

"Я здесь, я есть". Что такое тэггинг и как читать граффити на улицах Москвы

За последние годы культура граффити в Москве вышла на новый уровень. Андеграундные уличные художники получают городские заказы на оформление трансформаторных будок и участвуют в официальных конкурсах на право разрисовать стену жилой высотки к национальному празднику. На заборах в центре города редко встретишь несогласованный эскиз или надпись – если не знаешь, где искать. На прогулке "Считывать коды андеграунда" в рамках Moscow Urban Fest коллекционер граффити-искусства Максим Кишкин рассказал корреспонденту РИА Недвижимость, что такое тэггинг, где его найти, как расшифровать и зачем художники тратят время и средства ради недолговечного искусства.

Пещерный тэггинг

"Осмотритесь вокруг, есть ли здесь хоть одно граффити?", – основатель галереи уличного искусства NotFoundGallery и коллекционер граффити Максим Кишкин широким жестом обводит Пушкинскую площадь. Даже под проливным дождем центр Москвы выглядит привычно безупречно: на лавочках, урнах и фасадах домов нет ни намека на несанкционированные или замазанные надписи.
Другого не стоило и ожидать, добавляет Кишкин, любой город, как живой организм, меняется в зависимости от того, как за ним ухаживают, и в центре результаты его обслуживания и содержания особенно заметны. Но стоит совсем немного сойти с популярного пешеходного маршрута на "темную" сторону Москвы, и город, раскрашенный граффити и тегами, словно татуировками, предстает в совершенно другом виде.
Кстати, нестандартный взгляд на город с позиции другого человека – ключевая концепция Московского урбанистического форума 2019, который пройдет уже совсем скоро: 4-7 июля в московском парке "Зарядье". В рамках MoscowUrban Fest горожане могут принять участие в прогулках с разным умвельтом, которые откроют им столицу глазами иностранца, саунд-дизайнера, граффити-художника и даже собаки.
Тэги, объясняет Максим по дороге к Настасьинскому переулку, это индивидуально разработанные подписи граффитчиков, их автографы и способ коммуникации внутри субкультуры. Настенные росписи считаются самым распространенным видом граффити, хотя движение зародилось задолго до появления аэрозольных баллончиков и маркеров.
© РИА Новости / Алексей Куденко / Перейти в фотобанкКоллекционер граффити-искусства Максим Кишкин на прогулке с умвельтом
Коллекционер граффити-искусства Максим Кишкин на прогулке с умвельтом
Коллекционер граффити-искусства Максим Кишкин на прогулке с умвельтом
"Первобытные люди оставляли в пещерах отпечатки ладоней, затем вырезали имена на деревьях и стенах. Знакомая всем надпись "Здесь был Вася" – тоже своего рода тэггинг, хотя сейчас такие тривиальные подписи встречаются реже", – рассказывает Кишкин.

Культура современного тэггинга зародилась в Америке 60-х годов, одновременно с появлением в продаже японских фломастеров. Одним из самых популярных тэггеров того времени стал некий Такi183. Работая курьером, он постоянно перемещался по городу и оставлял свою подпись на стенах, мусорных баках и лестницах.

"Прежде чем выходить на улицы, тэггер придумывает себе никнейм или же модифицирует школьную или детскую кличку. Это может быть не только псевдоним, многие создают комбинацию из любимых букв или цифр, которые несут в себе определенный смысл, например, номер дома или района, как у Такi183. Затем тэггер вырисовывает красивый шрифт, выходит на улицу и заявляет о себе – я здесь, я есть, я в городе", – говорит Кишкин.
По его словам, в Москве тэггерская субкультура зародилась в 1985 году. Тогда на прилавках прибалтийской Риги впервые появились аэрозольные баллоны. Некий Вадим Крыс, известный как первый граффитчик СССР, стал наносить ими первые рисунки и надписи – "куски", как называют их сами тэггеры.
"С тех пор и появилась эта визуальная культура, которая со временем стала способом общения внутри очень узкого сообщества", – отмечает Максим.

Кодекс граффити-этики

Всего один шаг с умытого дождем Настасьинского переулка в узенькую подворотню, и свежевыкрашенные фасады московских домов сменяют потрескавшиеся стены. Маленькие и большие угловатые автографы уличных художников вязью украшают полуразрушенную каменную ограду, мусорные баки, погнутые пожарные лестницы и водостоки.
Нетренированным глазом расшифровать хоть что-то из причудливых надписей сложно, но Кишкин уверяет – если замечать и анализировать изображения регулярно, узнать никнэйм определенного автора не составит труда.
"Каждый тэггер стремится создать что-то индивидуальное, чтобы его узнавали члены сообщества. Кто-то украшает подпись небольшими рисунками, кто-то предпочитает клеить тэги-стикеры. Среди московских тэггеров, как и во всем мире, есть свои знаменитости, у которых большой стаж и свой концепт. Абсолют для тэггера – получить среди своих звание "All city king", то есть "король города", - объясняет Максим, двигаясь вглубь подворотни.
Чем дальше от туристического центра, тем больше пестрят уличным искусством стены. На задворках Дегтярного переулка внимание привлекает огромная надпись "ЗАЧЕМ" – визитная карточка одноименной московской команды, чуть ниже – черно-белый рисунок из множества человеческих лиц авторства Стаса Доброго. На погнутом знаке "Не парковать машины" вырезаны глаза. По словам Кишкина, автор занимается их созданием с 1998 года.
© РИА Новости / Алексей КуденкоЗнаменитый тэг "глаза" на знаке "Машины возле здания не парковать"
Знаменитый  тэг глаза на знаке Машины возле здания не парковать
Знаменитый тэг "глаза" на знаке "Машины возле здания не парковать"
"Многие считают, что тэггеры – обязательно вандалы, которые хотят испортить что-то красивое. Но если присмотреться, то чаще всего они выбирают отбойники, мусорные баки, сломанные лестницы, заброшенные здания – то есть, что-то временное или мобильное. Отреставрированные исторические особняки трогают очень редко. А еще по негласному кодексу граффитчиков нельзя рисовать на облицовочных камнях и детских площадках", - с улыбкой говорит Максим.
Кишкин уверяет: рисуя в городе, тэггер не планирует оставить свой след в вечности – жизнь уличной живописи кратковременна, если она не официальна. Главная цель граффитчиков – общение между собой, поддержка субкультуры и самовыражение, пусть и недолговечное.
К тому же, считает Максим, в каком-то смысле тэггеров можно назвать "санитарами города". Рисуя на заброшенных зданиях или в запущенных переулках, они обращают на них внимание окружающих и дают импульс реставрации или благоустройству.
"А еще тэггинг – это память. Вот здесь, например", – за спиной Максима на треснувшей кирпичной стене – огромная надпись STER. "Это имя тэггера, погибшего год назад. Все это время его друзья продолжают рисовать эту подпись, чтобы его имя жило на улицах".

ЖКХ-авангард

Чтобы выйти на улицу и расписаться на стене, требуется смелость, отмечает Кишкин. Во-первых, нелегальное нанесение граффити считается административным нарушением, при этом размер штрафа зависит от места, где отметился тэггер, и масштаба рисунка. Во-вторых, большинству уличных художников приходится рисовать по ночам.
"Тэги изначально разрабатываются так, чтобы на их нанесение затрачивалось минимальное количество времени. Желательно, чтобы их можно было рисовать, не отрывая руки. Есть даже авторы, которые умеют подписываться, держа балончик за спиной", – рассказывает Кишкин.
Аэрозольный баллончик – не единственный инструмент в арсенале граффитчика. Современные тэггеры используют разнообразные маркеры, строительные мелки и помадки, которые не выгорают на солнце и не смываются водой. В ход также идут валики и даже пустые огнетушители, в которые закачивают краску. Огнетушители используют для нанесения крупных рисунков – такие, например, можно увидеть в лабиринте Воротниковского переулка. Среди московских тэггеров эту технологию используют несколько авторов: Глаз, 031 crew, Гриша.
Совершенствуются не только граффитчики, но и их вечные антиподы – коммунальные службы. По словам Кишкина, тэги в местах с большой проходимостью людей живут недолго, как правило, их закрашивают в течение того же дня. Нередко поверхность покрывают антивандальным покрытием, лишая граффитчиков уличного холста.
"Закрашенное граффити называется баффом, и на этой основе появилось уже несколько новых визуальных форм тэггинга. Например, баффангард – своеобразный диалог уличных художников со службами ЖКХ. Если рисунок закрасили, на этом участке могут появляться его модификации, которые тоже закрасят. Или, если надпись закрасили плохо, она может стать даже интереснее – вот как здесь", – указывает Максим на темно-синий тэг, всего парой мазков перекрытый бирюзовой краской.
По мнению Кишкина, тэггеры, осознавая мимолетность своего искусства, не стремятся к вечности, запечатленной в городских стенах. Большинство из них не претендует на аллею уличной славы, а потому не воспринимает уничтожение своих подписей как посягательство на свободу творчества.
"Все просто: если не хочешь, чтобы твой рисунок трогали, то сидишь дома. Но город – особая среда, и если ты заявляешь ему о себе своим почерком, шрифтом и даже местом, в котором ты рисуешь, будь готов кемарить до рассвета у стены, чтобы успеть ее сфотографировать", – заключает Максим.
Кстати, следующая прогулка с коллекционером уличного искусства Максимом Кишкиным состоится 4 июля в 17:00. Для участия в мероприятии необходима регистрация.
Граффити мексиканского художника Фарида Руэда в рамках арт-проекта Футбольные континенты к ЧМ-2018 по футболу в Москве
Пацанское искусство: как граффити преображают облик МосквыСегодня граффити - не просто неформальное искусство, а целостное культурное направление. Когда-то нелегальные рисунки теперь украшают фасады исторических зданий Москвы, становятся достопримечательностями. Основатель проекта "Украсим город!" рассказал корреспонденту сайта "РИА Недвижимость", как граффитисты вышли из тени и сделали столицу ярче.
Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала