Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Воображариум Энриха: архитектура, которой нет
© Виктор ЭнрихВиктор Энрих
Виктор Энрих

Графический дизайнер и виртуальный архитектор

Архитекторы по всему миру ведут незримый бой за возведение самого крутого здания. А в это время графический дизайнер и "виртуальный архитектор" из Испании Виктор Энрих эту самую крутизну режет, выкручивает и рвет на лоскуты. Сайт "РИА Недвижимость" поговорил с эксцентричным художником и узнал, зачем он все это делает.

Архитекторы по всему миру ведут незримый бой за возведение самого крутого здания. А в это время графический дизайнер и "виртуальный архитектор" из Испании Виктор Энрих эту самую крутизну режет, выкручивает и рвет на лоскуты. Сайт "РИА Недвижимость" поговорил с эксцентричным художником и узнал, зачем он все это делает.

Когда я учился в колледже, то вдруг осознал, что моя позиция в архитектуре — всего лишь фальшивка. Школа архитектуры научила меня двум главным вещам — любить здания и уметь их делать, а также дала понимание того, что мало любить, чтобы уметь возводить.

Проектирование здания, независимо от его масштаба и функций, это очень сложный процесс, который требует от архитектора не только таланта и преданности своему делу, но и безграничной страсти к нему. С самого детства у меня была страсть воображать различные места, в которых я никогда не бывал.

Я считаю, что воображение это важная составляющая архитектуры, так как при помощи него можно решить проблему любых ограничений при проектировании.

Журналисты называют меня виртуальным архитектором, но сам я никогда не использовал этот термин в отношении себя. Однако я прекрасно понимаю, что он нужен для того, чтобы сократить количество слов, необходимых для описания моего дела. Скорее всего, я устраняю проблемы в архитектуре с помощью интеллектуального дизайна. Я стремлюсь найти подходящие графические решения для иллюстрации идей, описать концепции и анализировать ситуации.

К примеру, на свадьбу моего друга я создал дом-гибрид. Сам друг из местечка Нетания (50 км от Тель-Авива), его супруга из Барселоны, а вместе они сейчас живут в Лос-Анжелесе. Так вот здание — это микс из тех разных мест: известный пляж в Нетании, дом со Шпилями в Барселоне и их дом в Лос-Анжелесе.

Я помогаю обществу понять, что в этом мире происходит то, что мы не в силах контролировать. Трансформация зданий используется как средство для изменения тех элементов, которые мы привыкли рассматривать по умолчанию. Это позволяет видеть и чувствовать вещи, которые могли остаться незамеченными. Так, уродливым структурам, оставшимся в стороне, я пытаюсь дать минуты славы.

Я искренне считаю, что в мире не существует идеального здания. Несмотря на это, есть действительно очень хорошие постройки.  
Это те, что соответствуют таким критериям, как достаточный уровень комфорта, умная организация пространства, удачное расположение и освещение, а также уважительное отношение к окружающей территории. В целом, постройки, на мой взгляд, должны сохранять простоту дизайна. Остальные — это просто эгоцентричные упражнения плохих архитекторов.

© Виктор Энрих Простое здание стоит рядом с дорогими домами в стиле необарокко. За цифрой 12 скрывается число квартир в доме.
12 гадких утят, Мюнхен, 2012 год. Простое здание стоит рядом с дорогими домами в стиле необарокко. За цифрой 12 скрывается число квартир в доме.
1 из 9
Простое здание стоит рядом с дорогими домами в стиле необарокко. За цифрой 12 скрывается число квартир в доме.
© Виктор Энрих Здание рядом с моим домом. Теперь это пистолет, наведенный на восточную границу, откуда можно ждать врага.
Оборона, Тель-Авив, 2010 год. Здание рядом с моим домом. Теперь это пистолет, наведенный на восточную границу, откуда можно ждать врага.
2 из 9
Здание рядом с моим домом. Теперь это пистолет, наведенный на восточную границу, откуда можно ждать врага.
© Виктор Энрих В Тель-Авиве практически все белое. Я решил разбавить город громадными красными почтовыми ящиками.
МейлПарк, Тель-Авив, 2009 год. В Тель-Авиве практически все белое. Я решил разбавить город громадными красными почтовыми ящиками.
3 из 9
В Тель-Авиве практически все белое. Я решил разбавить город громадными красными почтовыми ящиками.
© Виктор Энрих Каждый из балконов отеля Orchid пытается завоевать лучший вид на море…
Медуза, Тель-Авив, 2010 год. Каждый из балконов отеля Orchid пытается завоевать лучший вид на море…
4 из 9
Каждый из балконов отеля Orchid пытается завоевать лучший вид на море…
© Виктор ЭнрихВ этом здании находится моя любимая старая кофейня в Тель-Авиве. Для меня Тель-Авив это некий остров удовольствий. Сложно поверить, что не так далеко отсюда происходят страшные события.
Мерсанд, Тель-Авив, 2010 год. В этом здании находится моя любимая старая кофейня в Тель-Авиве. Для меня Тель-Авив это некий остров удовольствий. Сложно поверить, что не так далеко отсюда происходят страшные события.
5 из 9
В этом здании находится моя любимая старая кофейня в Тель-Авиве. Для меня Тель-Авив это некий остров удовольствий. Сложно поверить, что не так далеко отсюда происходят страшные события.
© Виктор ЭнрихТель-Авив, 2010 год. Снова отель Orchid в Тель-Авиве. У него есть аварийная лестница, которая наглядно показывает, как спастись в случае пожара.
Отель Orchid, Тель-Авив, 2010 год. Снова отель Orchid в Тель-Авиве. У него есть аварийная лестница, которая наглядно показывает, как спастись в случае пожара.
6 из 9
Тель-Авив, 2010 год. Снова отель Orchid в Тель-Авиве. У него есть аварийная лестница, которая наглядно показывает, как спастись в случае пожара.
© Виктор ЭнрихЭтот небоскреб – символ Израиля. Глядя на его форму, мне всегда хотелось расстегнуть и застегнуть его, как молнию, и посмотреть, что внутри.
Шалом 1 и 2, Тель-Авив. Этот небоскреб – символ Израиля. Глядя на его форму, мне всегда хотелось расстегнуть и застегнуть его, как молнию, и посмотреть, что внутри.
7 из 9
Этот небоскреб – символ Израиля. Глядя на его форму, мне всегда хотелось расстегнуть и застегнуть его, как молнию, и посмотреть, что внутри.
© Виктор ЭнрихЭто первое, что я вижу, выходя из своего дома в Тель-Авиве.
Языки, Тель-Авив, 2010 год. Это первое, что я вижу, выходя из своего дома в Тель-Авиве.
8 из 9
Это первое, что я вижу, выходя из своего дома в Тель-Авиве.
© Виктор ЭнрихМассивное 250-метровое кирпичное здание производственной фабрики в Риге.
Здание VEF Remonts, Рига, 2008 год. Массивное 250-метровое кирпичное здание производственной фабрики в Риге.
9 из 9
Массивное 250-метровое кирпичное здание производственной фабрики в Риге.
1 из 9
Простое здание стоит рядом с дорогими домами в стиле необарокко. За цифрой 12 скрывается число квартир в доме.
2 из 9
Здание рядом с моим домом. Теперь это пистолет, наведенный на восточную границу, откуда можно ждать врага.
3 из 9
В Тель-Авиве практически все белое. Я решил разбавить город громадными красными почтовыми ящиками.
4 из 9
Каждый из балконов отеля Orchid пытается завоевать лучший вид на море…
5 из 9
В этом здании находится моя любимая старая кофейня в Тель-Авиве. Для меня Тель-Авив это некий остров удовольствий. Сложно поверить, что не так далеко отсюда происходят страшные события.
6 из 9
Тель-Авив, 2010 год. Снова отель Orchid в Тель-Авиве. У него есть аварийная лестница, которая наглядно показывает, как спастись в случае пожара.
7 из 9
Этот небоскреб – символ Израиля. Глядя на его форму, мне всегда хотелось расстегнуть и застегнуть его, как молнию, и посмотреть, что внутри.
8 из 9
Это первое, что я вижу, выходя из своего дома в Тель-Авиве.
9 из 9
Массивное 250-метровое кирпичное здание производственной фабрики в Риге.

Кстати, знаете, я люблю Москву, ее людей и ее архитектуру. Когда я приехал в этот мегаполис впервые, я был потрясен тем, что увидел. Это город с большим потенциалом, и я бы мог поработать с ним, но для этого мне нужно пожить в Москве не меньше года, чтобы "акклиматизироваться", потому что нужно видеть не только красоты города, но и худшие его места и состояния.

 

 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала