Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Город, который калечит: урбанистика иногда вредит здоровью

© РИА Новости / Константин Михальчевский / Перейти в фотобанкДевушка-промоутер отдыхает на лавочке на набережной Ялты
Девушка-промоутер отдыхает на лавочке на набережной Ялты - РИА Новости, 1920, 12.10.2021
Благоустройство и другие городские преобразования по умолчанию нацелены на то, чтобы сделать город комфортнее и безопаснее, но иногда ситуация развивается по принципу "одно лечим, другое калечим". Однако заставить урбанистов признать это оказалось чрезвычайно сложной задачей. Сайт "РИА Недвижимость" рассказывает, как изменения городской среды одновременно приносят и пользу, и вред здоровью, и почему урбанисты ненавидят об этом говорить.

Никто не хотел говорить

Обычно наш текст начинается сразу, без отступлений и предисловий, но этот раз – особенный. И прежде чем приступить к изложению его основной части, мы расскажем, почему решили его писать и как у нас эта затея едва не сорвалась.
Не все знают, что журналисты – тоже люди, у которых есть руки, ноги и другие положенные человеку органы. В конце лета один из членов редакции "РИА Недвижимость" побывал у врача с целью планового техосмотра организма. В числе прочего доктор обратил внимание на зарождающееся плоскостопие и тем самым стал идейным вдохновителем этого текста.
Дело в том, что в появлении плоскостопия врач неожиданно обвинил безбарьерную среду в городе. Ровные дорожки, отсутствие лестниц, камней, корней и других препятствий, для преодоления которых предназначены наши ноги. Да, наше перемещение становится комфортным, но сами ноги – расслабленными и… плоскими.
Когда эта информация попала в редакцию, мы решили написать обо всех таких побочных эффектах благоустройства. Мы провели мозговой штурм, пытаясь еще до обращения к экспертам сами вычислить подобные ситуации – и вспомнили немало.
Хрестоматийный пример – это "город для машин", в котором ради быстрого перемещения личного транспорта расширяли дороги и вырубали деревья, но получили ужасную экологию, пробки, рост числа людей с ожирением и ещё целый букет проблем, которые урбанистика пытается решить до сих пор.
Александр Лексаков и Марина Заблудовская
История одного текста, или как мы не смогли написать текст про добрососедствоНе так давно по интернету прогремела история о том, как аборигены Патриарших прудов объединились под знаменем классовой ненависти и закрыли на ночь все увеселительные заведения в округе, где слишком громко гуляли понаехавшие с бедных окраин Москвы. Редакция "РИА Недвижимость" вдохновилась их победным примером и решила написать про девелоперов, создающих атмосферу добрососедства в новых жилых комплексах. Текст рождался в муках, пережил две с половиной редакции, но в итоге ему сломало хребет осознание того, что никакое добрососедство ни застройщикам, ни даже самим жильцам не нужно. Историю неудавшегося материала рассказывают Александр Лексаков и Марина Заблудовская.
Второй пример намного свежее: как раз в борьбе с пробками и личными автомобилями людей стали всячески пересаживать на общественный транспорт, который в условиях пандемии (да и простых сезонных эпидемий тоже) превратился в самый настоящий рассадник заразы.
Ну и много еще чего мы припомнили: и электросамокаты, и безопасные площадки, на которых детям не интересно, ну и плоскостопие, с которого все началось… И вот когда мы собрали эти примеры в кучу и обратились к экспертам, началась наша боль.
Мы попросили урбанистов и других экспертов в области городских преобразований прокомментировать наши примеры, указать, "почему так вышло", "почему риск не был учтен", "как можно разрешить ситуацию" – так выглядели наши вопросы.
Вместо ответа на нас посыпались отказы или комментарии не по теме.
"Для урбаниста безопасность – это главное" – "Но вот же проблема" – "Не важно".
"В городе слишком плотная застройка" – "Что?" – "Ну вот так".
"Мы прокомментируем в другой раз" и так далее.
Складывалось впечатление, что мы случайно наткнулись не то на военную тайну, не то на кого-то вроде Волан-де-Морта, которого нельзя называть. Мы уже были готовы писать редакционную колонку про то, что урбанисты никогда не признают ошибок, даже если их совершили совсем другие урбанисты, потому что у них братство, как у масонов, но тут нам все-таки пришел ответ. А потом еще и еще. В них эксперты сетовали, что тема сложная, но важная, поэтому, вероятно, другим и не захотелось ее комментировать.
Словом, пусть и в муках, но текст родился, эксперты рассказали нам о том, как хорошие начинания обращались плохими последствиями, правда, ни один из примеров, которые мы "накреативили" в ходе мозговых штурмов, в ответах не появился, зато эксперты привели собственные примеры, за что им огромное спасибо.

Лифтозависимость

Лифты – один из оплотов безбарьерной среды, только благодаря им люди спокойно могут жить в высотках вне зависимости от уровня своей мобильности. Но у лифтов есть и "темная сторона". Точнее, она есть у того, как лифты изменили жизнь горожан: среди последствий можно выявить сразу два негативных фактора.
Первый очевиден: там, где можно ездить, люди не ходят, то есть меньше двигаются.
Лифты существенно ускорили передвижение по зданию, но убрали движение. Малоподвижный образ жизни стал проклятием современности, его прямо или косвенно винят в большинстве заболеваний – от сердечно-сосудистых до депрессий, отмечает основатель архитектурной мастерской "Арканика" Никита Выходцев.

"Люди специально ходят в тренажерные залы, думают, как закрыть "круги активности" на часах, вместо того чтобы просто поднимать и спускаться по лестнице. Укрепил эту ситуацию тот факт, что в зданиях с лифтами должно быть как минимум 2 лестницы, строго соответствующие пожарным нормам, а значит изолированные в лестничные клетки. Мало какой заказчик захочет тратить квадратные метры на парадную приглашающую лестницу, которая могла бы стать сердцем здания или общественного пространства, поэтому интуитивно выбирается лифт", – добавляет он.

Руководитель мастерской Арканика Никита Выходцев
Никита Выходцев
Основатель архитектурной мастерской "Арканика"
Действительно, лифты "испортили" нам лестницы, соглашается руководитель по развитию бизнеса проектной компании Genpro Анастасия Остапенкова.
Девушки гуляют на набережной Тараса Шевченко в Москве - РИА Новости, 1920, 24.08.2021
Это вам не Лондон: можно ли сделать Москву 15-минутным городом
На сегодняшний день ширина лестничного марша, высота ступеней и ширина самой ступени регламентируется СП 1.131.30. В большинстве современных зданий ширина лестничного марша 1,2 метра, что само по себе немного, при этом уклон не более одного к одному, именно такой уклон в большинстве случаев и строят. Такие лестницы в качестве эвакуационных выходов позволяют спастись в случае пожаров или других чрезвычайных ситуаций, но они не предназначены для комфортного ежедневного подъема и спуска по ним. При обычной ходьбе по ним быстро учащается сердечный ритм и человек устает, особенно это ощутимо людьми в возрасте.

"Если же мы вспомним здания прошлого века, то там исторические лестницы совершенного другие, они создавались комфортными для шага. Например, в особняке на Большой Дмитровке, дом 9, ширина лестничного марша парадной лестницы составляет 2 метра, при этом высота ступеней всего 140 миллиметров, а ширина – 310 миллиметров. На такой лестнице при ходьбе вы становитесь полной стопой на ступень, пятка не свисает и вам удобно по ней шагать. Снижается нагрузка на позвоночник, а за счет небольшой высоты ступени нет чрезмерной нагрузки на кардиосистему во время ходьбы", – объясняет Остапенкова.

Шведский детский парадокс

Швецию, да и вообще Северную Европу, принято считать чем-то вроде главного примера для подражания: самые безопасные и комфортные города – там. Никакая северная погода не способна этому помешать.
Но оказывается, можно и здесь найти неожиданные последствия "лучших намерений".
В Швеции была история, когда под давлением родительских объединений власти ввели обязательное ношение велошлемов для детей до 16 лет, рассказывает урбанист, основатель "Лаборатории гражданской инженерии" Петр Иванов.
"В результате это привело к массовому отказу подростков от велотранспорта, по неожиданной причине: им не нравилось, что шлем выдает их возраст "типа едешь и все видят, что ты мелкий". А это в свою очередь привело к росту ожирения и сердечно-сосудистых заболеваний у детей. При том, что фактически велошлемы не спасают от травм и смертей – в случае аварии просто меняется причина смерти", – говорит он.
Ситуация существенно не поменялась и по сей день, сейчас шведы активно ищут пути возвращения продростков на велосипеды, отметил Иванов.
Надо сказать, что детей в городах особенно стремятся защитить от всего подряд, и это стремление сказывается на них, и не всегда положительно. Наверное, самый хрестоматийный пример – это борьба за безопасность детских площадок. По мнению кандидата педагогических наук, докторанта РГПУ им. Герцена, психофизиолога, руководителя клиники "Прогноз" и центра "Логопрогноз" Виктории Ефимовой, многие современные детские площадки из-за стремления к их тотальной безопасности не могут обеспечить детям необходимые условия для развития.
Жаркая погода - РИА Новости, 1920, 29.06.2021
Пешеходная инфраструктура – это настоящая магия
"Развитие детского мозга происходит в результате взаимодействия с окружающей средой, что возможно благодаря двигательной активности. Если объем спонтанных движений в жизни ребенка резко уменьшается, он оказывается в группе риска: его тело и мозг перестают справляться с элементарными повседневными задачами", – отмечается в одной из ее работ.
Говоря о чрезмерной заботе о безопасности, граничащей с абсурдом, сразу задумываешься о детских площадках, соглашается с мыслью Выходцев.
Для сенсомоторного развития в раннем возрасте очень важно знакомиться с разными типами природных материалов: песок, камень, вода, грязь – только первое, что приходит на ум. Большинство городских детей лишены возможности знакомства с природой в естественной среде, а в популярных игровых зонах сейчас есть только прорезиненное покрытие и пара горок. Конечно, это в сотни раз уменьшило количество разбитых коленок и ободранных локтей, но играя с супербезопасным оборудованием, ребенок не получает навык самостоятельной оценки травмоопасности игр, не учится координации и точно теряет возможность самому придумывать условия игры, рассуждает он.

Дыхание города

Городской воздух – отдельная боль, о которой говорят уже многие годы. Кажется, вообще все, что происходит в мегаполисах, негативно сказывается на качестве воздуха. И вроде бы сейчас много делается для того, чтобы вернуть все в норму, но некоторые преобразования все равно делают хуже.
Пример этого, который выявила пандемия, – неоткрывающиеся окна высотных зданий, рассказывает Выходцев. Инженерные системы приточной вентиляции вытеснили вентиляцию естественную во многих зданиях. В высотках открывать окна просто нет смысла из-за обилия автомагистралей, смога, больших габаритов панорамного остекления и дороговизны механизмов для их открытия. При этом проветривание с помощью открытия окон остается самым легким и эффективным способом обновления воздуха в помещении.
Загрязнение воздуха, сухой кондиционированный воздух внутри помещений вызывают развитие заболеваний органов дыхания, в том числе рака легких, а искусственные загрязнители (от бытовой химии до санитайзеров) способствуют аллергизации, предупреждает в свою очередь главный врач "Инвитро-Москва" Сергей Хомяков.

Световой удар

Освещенные улицы считаются эталоном безопасности. Принято считать, что любое гипотетическое зло, в том числе и преступники, предпочитают тень и сумрак, а яркий свет гарантирует безопасный путь домой по ночному городу. По большому счету это верно, но обратная сторона медали тоже есть, и имя ей – световое загрязнение.
Естественный дневной свет наиболее ограничен для человека, самая верная цветопередача – именно при дневном свете. Его излучение сплошное по всему диапазону. Лампы накаливания наиболее приближены по своему излучению к дневному свету, объясняет Остапенкова. Их спектр излучения тоже сплошной, он приближен к красно-желтому освещению, но и зеленая, и синяя гамма в них тоже заданы сплошным спектром. Поэтому лампы накаливания, так же как и открытие источники света – свеча и огонь –наиболее комфортны для восприятия человека.
"Более современные светодиодные или люминесцентные лампы являются энергосберегающими и хорошо экономят электроэнергию, но они менее комфортные для глаза. Их спектр излучения более рваный. В люминесцентных лампах больше желтого и зеленого спектра, а у светодиодов – синего. В быту человек привык уже к использованию энергосберегающих источников света. Но такой свет для нас не ограничен", – уточняет она.
Фонари в Александровском саду в Москве - РИА Новости, 1920, 28.09.2021
Ночь, улица, огни, подсветка: как Москва противостоит осенним сумеркам
То есть мы имеем конфликт хорошего и хорошего: либо экономим энергию и бережем окружающую среду, либо сохраняем людям здоровые глаза.
Это не преувеличение, подчеркивает Остапенкова. При длительном чтении во время люминесцентного или светодиодного освещения у человека может болеть голова, ухудшаться самочувствие. Поэтому врачи рекомендуют наиболее комфортный для человека сплошной спектр освещения. В идеале – дневной свет, ну или использовать лампы накаливания.
В городское среде высок уровень светового загрязнения, соглашается Хомяков. Уличное освещение, освещение в квартире, офисе, постоянное взаимодействие с экранами гаджетов, – все это приводит к сложному каскаду реакций нарушения секреции меланопсина в сетчатке, продукции мелатонина эпифизом, что, в свою очередь, вызывает десинхроноз – расстройство циркадных ритмов смены дня и ночи. Хронический десинхроноз приводит к хронической усталости, и даже к развитию рака, предупреждает он.
Так что световое загрязнение – это не шутка и не очередная "модная тема в сфере ЗОЖа", а реально существующая угроза. Равно как и недостаточно освещенные улицы, так что в этом случае мы в очередной раз наткнулись на повод для поиска компромисса.

Завершающий штрих: депрессия

Так уж вышло, что тема ментального здоровья сейчас в мейнстриме, а городская жизнь, к сожалению, регулярно становится причиной для разного рода расстройств.
Их великое множество, и для самого известного и одного из самых тяжелых заболеваний – депрессии – есть множество причин, поэтому опрошенные эксперты назвали просто одну из них.
Городская архитектура в большей части представлена зданиями с монотонными поверхностями, а высокая плотность застройки часто не позволяет глазу рассматривать далеко расположенные объекты, сложные архитектурные и природные формы, объясняет Хомяков.
"Все это - неблагоприятная визуальная среда. Она вызывает развитие хронического дистресса, усталости, раздражительности, депрессии, которые успешно лечатся изменением визуальной среды, добавлением в нее элементов естественной природы, например, деревьев, а также созданием замысловатых ярких архитектурных объектов", – добавляет он.
Московский урбанистический форум - РИА Новости, 1920, 18.06.2021
Марта Торн: города-неудачники игнорируют будущее
Об этом эффекте говорят не только врачи, но и сами урбанисты.

"Это глобальная история с индустриальным домостроением, благодаря которому мы научились делать аккуратные одинаковые панельные дома с ровными фасадами ну и открыли ворота для новых причин депрессии и тревожных расстройств. Из-за монотонности визуального ряда, глазу не за что зацепиться, мозг чувствует дезориентацию, длительное пребывание в дезориентации способствует развитию патологии", – сетует Иванов.

Урбанист и социолог Петр Иванов
Петр Иванов
Урбанист, основатель "Лаборатории гражданской инженерии"
Вероятно, такого рода открытия будут и в дальнейшем: когда явно благое начинание достигает своей основной цели, но неожиданно демонстрирует крайне нежелательный побочный эффект. Главный вывод, который можно сделать из этих наблюдений: важно знать о них, важно отслеживать и не закрывать глаза. В конце концов, создание комфортного города – это не тот процесс, который можно однажды закончить, он продолжается, пока существует сам город.
 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала
ОНФ доложил Путину о недостроенных фельдшерских пунктах в ряде регионовВ "Москва-Сити" заработали две выделенные полосыВ центре Москвы отремонтируют старинную пятиэтажкуГлава Дудинки предложил внести в программу капремонта свайные основанияФонд ЖКХ начал финансирование новой программы по аварийному жильюМинприроды не успеет уточнить границы 9 природных территорий до конца годаМинфин прокомментировал идею расширить льготную ипотекуВ Москве управляющие компании получили штрафы из-за долгов за ресурсы Минкульт объявил конкурс на реставрацию двух корпусов Московского КремляВТБ: к 2025 году каждая третья российская семья возьмет ипотеку"Дом.РФ" предложил расширить лимиты по льготной ипотекеМинстрой предложил ЦБ возобновить дистанционное оформление ипотеки"Дом.РФ" может стать оператором всех региональных ипотечных программБанк "Траст" нашел покупателя на недострой на Никольской улицеВ старинных палатах Украинцева в Москве реализуют концепцию Impuct HubВыдача ипотеки в России вновь ускорила ростДвух жителей КБР будут судить за обман дольщиковШкола "Логика" от "А101" стала победителем конкурса Best for Life"Единая Россия" поддержит бюджет в первом чтенииВ Башкирии построят еще два быстровозводимых ковид-госпиталя