Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Наталия Фишман-Бекмамбетова: Работа "как приказано сверху" неэффективна

© Фото : Из личного архива Наталья Фишман-Бекмамбетовой, Даниил ШведовПомощник президента Татарстана Наталия Фишман-Бекмамбетова
Помощник президента Татарстана Наталия Фишман-Бекмамбетова
Так повелось, что качественные проекты по благоустройству реализуются в крупных городах, однако уже несколько лет Татарстан ломает этот стереотип. С 2015 года здесь идет работа по формированию комфортной среды в малых городах и даже поселках городского типа. О том, чем различается благоустройство мегаполиса и районного центра, чего не понимают городские власти и почему полезны федеральные программы, РИА Недвижимость рассказала помощник президента Татарстана Наталия Фишман-Бекмамбетова.
– Как вы относитесь к конкурсу на благоустройство малых городов, который проводит Минстрой? Насколько это эффективно и актуально?
– Такие конкурсы полезны, потому что эффект от них сказывается на разных уровнях городской жизни. Например, условия конкурса вынуждают городские власти работать в команде, а не выстраивать все взаимодействие по вертикали. Схема: "Что сверху сказали, то и сделаю", – нерабочая.
Настоящее взаимодействие с горизонтальными связями помогает сделать из красивого проекта на бумаге реально удобное место, которое соответствует потребностям жителей и туристов. Для этого нужно собирать и подтягивать всех, экономический сектор должен наладить взаимодействие с частным бизнесом. Кто придет после благоустройства? Что нужно открыть: кафе или аптеку? Для этого важно понимать, кто там поблизости живет и как использует место сейчас. Здесь должны включиться социальные службы, транспортники, главы районов.

Наталия Фишман-Бекмамбетова стала помощником президента республики Татарстан в 2015 году. На этом посту она сформировала команду архитекторов, проектировщиков и дизайнеров, которые занялись масштабной работой по реорганизации общественных пространств в республике. Также Фишман-Бекмамбетова является создателем и директором Российской молодежной архитектурной биеннале, которая осенью 2019 года проводится в Казани уже во второй раз.

Читать далее
– А как должны расставляться приоритеты? Что важнее – привлечь туристов или порадовать местных?
– Местные жители всегда должны быть на первом месте, поэтому очень важен не только внешний вид проекта, но и функционал. Место будет жить и развиваться, если горожане будут его использовать, поэтому нужно идти и спрашивать, что им нужно. Если отреставрировали здание, но оно стоит закрытым и никак не используется – это неправильно. Прежде, чем браться за разработку проекта, нужно идти и советоваться с людьми, выяснять, спрашивать, какие есть проблемы и какие желания. Иначе получится картонный городок – пустая упаковка…
– Но ведь сейчас по большинству проектов проходят публичные слушания…

– А толку в публичных слушаниях? Людям предлагают уже готовый, без них придуманный проект, в котором есть несколько привлекательных слов вроде "озеленения" или "благоустройства", а потом спрашивают: "Вы "за" или не "за"?" А люди часто бывают "за" только потому, что новизна трактуется как нечто положительное.

Эффект радости от новизны и перемен не будет долговременным, если не продуманы функции и потребности. Более того: восприятие может быстро смениться на негативное, если появилась какая-то красота, с которой непонятно, как теперь быть, условное "да мы и не просили".
Поэтому мы в Татарстане пошли другим путем. Сначала собираем людей: вешаем объявления у подъездов, в магазинах, в школах, размещаем в соцсетях и в местных газетах. Практически ловим бабушек у подъездов. Чем больше жителей узнают и придут, тем лучше. Иначе конфликтов не избежать. Потом мы узнаем, какие у них проблемы и потребности, разрабатываем проект, показываем, снова обсуждаем и дорабатываем его вместе с людьми.
© Фото : Программа развития общественных пространств Республики ТатарстанНабережная озера Кабан, Казань
Набережная озера Кабан, Казань
1 из 3
Набережная озера Кабан, Казань
© Фото : Программа развития общественных пространств Республики ТатарстанГоркинско-Ометьевский лес, Казань
Горкинско-Ометьевский лес, Казань
2 из 3
Горкинско-Ометьевский лес, Казань
© Фото : Программа развития общественных пространств Республики ТатарстанПарк "Крылья Советов", Казань
Парк Крылья Советов, Казань
3 из 3
Парк "Крылья Советов", Казань
1 из 3
Набережная озера Кабан, Казань
2 из 3
Горкинско-Ометьевский лес, Казань
3 из 3
Парк "Крылья Советов", Казань
Когда я только приехала в Казань и начинала работу, один подрядчик во время благоустройства парка Урицкого срубил огромную старую иву. Логика подрядчика понятна: корни ивы упирались в соседнее здание, подрывали его, да и дерево стояло на месте, где нужно дорожку проложить. Что делать? Правильно, спилить дерево! Разумеется, все, кто ходит отдыхать в парк, были возмущены, и я их понимаю. Жители района фотографировали пень, рассылали в соцсетях, привлекали внимание прессы и проклинали все это благоустройство.
Мы проводим наши встречи с жителями, чтобы подобных ситуаций не происходило. Так мы узнаем не только потребности и желания, но и выявляем, что лучше не трогать. Вооруженные этим знанием, предупреждаем подрядчиков, что за условную иву они головой отвечают.
– И какие у людей обычно желания?
– Все зависит от города. Например, в мегаполисе людям не хватает природы, поэтому востребованы цветы-многолетники, злаки натуральное дерево и камень в отделке. Словом, "все, как в лесу" с уклоном в скандинавский стиль, который сейчас популярен. В больших городах мы сохраняем и сажаем деревья, высаживаем дикоросы, обеспечиваем больше доступа к воде. Также для людей важна еще и возможность потрогать руками что-то живое, дикорастущее: траву, листья, камушки, в воде ногами поболтать… А в маленьких городах такое благоустройство не произведет впечатления. Зачем им эти многолетники на клумбе, если у них точно такие же на каждом пустыре растут, а в злаках этих коз пасут на окраине? При благоустройстве небольших городов ценится принцип трех "К": красиво, культурно, как в городе.
© Фото : Программа развития общественных пространств Республики ТатарстанНабережная Казан Су, город Арск (20 тысяч жителей)
Набережная Казан Су, город Арск (20 тысяч жителей)
1 из 3
Набережная Казан Су, город Арск (20 тысяч жителей)
© Фото : Программа развития общественных пространств Республики ТатарстанНабережная Солнечный Ик, село Муслюмово (7 тысяч жителей)
Набережная Солнечный Ик, село Муслюмово (7 тысяч жителей)
2 из 3
Набережная Солнечный Ик, село Муслюмово (7 тысяч жителей)
© Фото : Программа развития общественных пространств Республики ТатарстанПлощадь Октября, город Бавлы (22 тысячи жителей)
Площадь Октября, город Бавлы (22 тысячи жителей)
3 из 3
Площадь Октября, город Бавлы (22 тысячи жителей)
1 из 3
Набережная Казан Су, город Арск (20 тысяч жителей)
2 из 3
Набережная Солнечный Ик, село Муслюмово (7 тысяч жителей)
3 из 3
Площадь Октября, город Бавлы (22 тысячи жителей)
Небольшие города, к сожалению, не так уж хорошо живут, так что когда делается хоть что-то – это уже праздник, поэтому с красотой все вроде бы просто. Любое обновление воспринимается позитивно. Это же касается и запроса на "как в городе".
Знаете, что для многих является символом благополучия, цивилизации и настоящего хорошего благоустройства? Фонтан! Дорогое, не слишком функциональное, полгода не работающее из-за зимних холодов сооружение, которое, тем не менее, вселяет в людей уверенность, что стало лучше из-за этой "красоты".
С культурой тоже интересно. У нас был случай в одном из городов, где центральный парк изначально был местом сбора маргиналов. После того, как территорию привели в порядок, они покинули парк. Однако наша группа, которая анализировала эффекты благоустройства, встретила их на стадионе. Подростки сказали, что пить пиво в парке теперь не получается, потому что там стало "культурно". Для них "культурно" – это когда в парке стало меньше мусора, появилось больше людей из разных социальных групп, в том числе родители с детьми и пенсионеры. К тому же в парке стало лучше освещение, а значит – "все видно". Так это и должно работать: благоустройство места изменяет контекст его использования. Опять же есть различие: если место уже было "культурным", то там оценят появление какой-то условной приватности: беседки, перголы над лавочкой. А вот в парках, где за кустами годами пиво пьют, наоборот: "культурно" – это когда место начинает просматриваться насквозь.
– Что же в этом случае могло пойти не так с Хохловской площадью в Москве? Почему там появились маргиналы именно после благоустройства?
– А вы уверены, что до благоустройства их там не было? Разные группы, которые пользуются конкретным местом, не возникают из ниоткуда. Вероятно, если бы перед началом работ был проведен анализ близлежащей территории, то этот сценарий можно было бы спрогнозировать и внести какие-то корректировки в проект.
– То есть для того, чтобы благоустройство и другие изменения работали правильно, нужно добавить еще один полноценный этап – изучение и анализ местности. А потом еще и встречи с жителями. Это влияет на сроки и стоимость каждого проекта?
– Разумеется. Иногда, по мере получения данных, коррективы вносятся несколько раз. А если это еще и дорогостоящий проект, на который проводился конкурс и приглашались иностранцы, с авторским контролем и прочими тонкостями, то рост может быть существенным, и реализация проекта во времени тоже затягивается. Есть еще одна проблема, которая не столько в наличии финансов, сколько в отсутствии понимания: зачем это все делать. Вопрос финансирования можно решить, например, через меценатов или федеральные программы. Но проблема базируется все на том же отсутствии горизонтальных связей. Люди знают, что нужно благоустройство в конкретном месте, но они не понимают и не пытаются понять, как его делать. Им удобны типовые решения, за которые точно не накажут.
Я потратила много часов, доказывая, что на озере нужно посадить камыш. С точки зрения обычного городского управленца это какая-то дичь. В нормативах никаких камышей и злаков не прописано, ну и зачем? Для них существует простая и понятная схема: утвердили проект, утвердили бюджет, освоили средства – сдали в срок. Все! А тут вдруг мы с переделками, опросами жителей и прочим безобразием. Да и подрядчиков это тоже не радует, им намного проще работать, как раньше.
Но силы, время, финансы, которые мы тратим, всегда окупаются. К примеру, в одном из татарстанских поселков городского типа – Кукморе – после завершения благоустройства подали заявку на получения статуса города. Сказали, что теперь они к этому готовы, теперь они так себя чувствуют. Это и есть повышение самосознания жителей, а значит и повышение качества городской среды, благодаря которой молодежь и специалисты остаются в маленьких городах.
– Получается, дело в специалистах?
– Тоже нет. Как раз специалистов много, причем хороших, но их просто не догадываются привлечь. Доходит до абсурда. Ко мне как-то обратился коллега из другого региона: попросил "одолжить" ребят из моей команды или порекомендовать кого-нибудь из архитекторов. На правильном пути человек, да? Но буквально накануне ребята из его города, отличные архитекторы, просили помочь найти им работу.
Вот не готовы еще местные власти в России просто взять и посмотреть по сторонам, а мы получаем парадокс: вроде нужны архитекторы, вроде архитекторам нужна работа, но одно с другим никак не связывается.
В том числе ради этого и работает Российская молодежная архитектурная биеннале. В этом году мы проводим ее уже во второй раз, финал состоится в Казани в октябре. Финалисты первой биеннале нашли себе заказчиков и работу, некоторых ребят мы взяли в нашу команду. В этом году мы немного усложнили условия для конкурсантов: предложили им создать не вымышленный проект, ограниченный только предельными параметрами, а придумать идеи редевелопмента реально существующих промзон в Казани. Думаю, интересных решений будет много. Так что специалисты у нас есть — осталось дать им возможность для работы.
Беседовала Мария НЕРЕТИНА
Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала