Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Свобода от "улучшайзинга": что дает архитектору работа сценографом

В понедельник 12 ноября в московском театре "Геликон-опера" состоялся премьерный показ оперы "Волшебная флейта" Моцарта. В качестве художника-постановщика выступил главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов. Его соавтор, архитектор Агния Стерлигова в колонке для РИА Недвижимость рассуждает о транзите ответственности от проектировщика к режиссеру.
В воскресенье в московском театре "Геликон-опера" состоялся премьерный показ для детей оперы "Волшебная флейта". А в понедельник 12 ноября насладиться музыкой Моцарта и постановкой режиссера Ильи Ильина смогут уже взрослые. Эта версия "Волшебной флейты" особенно будет интересна и широкой архитектурной общественности — ведь именно в ней себя в качестве художника-постановщика попробовал главный архитектор столицы Сергей Кузнецов. Его соавтор, архитектор Агния Стерлигова в колонке для РИА Недвижимость рассуждает о транзите ответственности от проектировщика к режиссеру и рассказывает, как театр, показывая мир идеального, спасает творческую мысль от "адаптайзинга" действительности.
Контекст, помещенный в контекст
Три года назад я открыла свою компанию — Planet 9. В основе манифеста моего бюро заложен принцип работы с проектами, у которых есть содержательная часть, с проектами в области культуры. Это осознанный выбор, условный "фильтр", через который проходят все поступающие предложения.
Мне нравится история с узкой профессиональной спецификой: в этой нише, как оказалось, ограничений нет — переход от временных экспозиций к музейным пространствам, культурным центрам, сценографии и программированию целых территорий оказался удивительно органичен. Участие в неочевидных для архитектора проектах — это прекрасная возможность увидеть привычные рабочие практики с совершенно новых ракурсов. Подобные "упражнения", как и путешествия, чтение книг, встречи с интересными людьми, являются исходным материалом, откуда в процессе внутренней работы создаются новые концепции и идеи.
Каждый раз я могу создавать по большому счету самодостаточное художественное произведение. Все законы мироздания — бюджет, сроки, физика и прочее — конечно, присутствуют, но сам механизм, принцип работы в этой отрасли отличается от проектирования зданий.
Мы берем контент, помещаем его в контекст, задаем масштаб, формируем сценарий — вуаля, site specific инсталляция готова.
Если добавить к этой формуле возможность постоянного общения с ведущими кураторами, художниками, режиссерами, то получается очень увлекательное приключение.
© Агния СтерлиговаДизайн экспозиции ретроспективы Архипа Куинджи в Третьяковской галерее.
Дизайн экспозиции ретроспективы Архипа Куинджи в Третьяковской галерее.
Приближаясь к "идеальному миру"
Первый серьезный опыт работы в театре случился в 2017 году — им стала работа над сценографией спектакля "1917. Светлый путь" в МХТ имени Чехова.
Я помню, что только в момент начала первых прогонов поняла, какие невероятные возможности дает работа сценографа. Вы не просто создаете пространство для действия. Само действие, положение актеров и их взаимодействие с возведенными декорациями "фиксируется" в образе завершенного спектакля. Приближение к "идеальному миру" максимально — при всей, казалось бы, спонтанности театра, с точки зрения архитектора вы получаете самое "запрограммированное" свое произведение.
Но есть важная оговорка: в театре самый главный человек — режиссер, и к этому действительно надо привыкнуть. Вы работаете в команде, вместе, но окончательные решения принимает именно он. Мне показалось забавным, что для меня, архитектора, привыкшего собственно быть главным человеком на стройке и принимать все решения, подобный транзит ответственности произошел без сложностей.
Одна из самых любимых моих работ — это сценография спектакля "Слава" в апреле 2018 года. Михаил Рахлин, молодой режиссер театра, выбрал пьесу в стихах Виктора Гусева в рамках темы "После революции". Минимальный бюджет, сжатые сроки, сложный материал — все это, тем не менее, сложилось, на мой взгляд, в действительно классную постановку. В качестве основной декорации мы "высекли" из пенопласта огромные буквы "СЛАВА", нашли в театре белый линолеум и застелили им сцену, откуда-то прикатили фуры, из картона вырезали девушку с веслом и поставили ее на пенопластовый постамент, зажгли лозунг "Светлое будущее", меняли свет и реквизит в сценах. Получилось, как мене кажется, очень просто и очень красиво.
© Фото : Агния СтерлиговаСпектакль "Слава" в МХТ имени Чехова.
Спектакль Слава в МХТ имени Чехова.
О статусных соавторах
Вместе с главным архитектором Москвы Сергеем Кузнецовым мы стали художниками-постановщиками оперы "Волшебная флейта" — одной из самых популярных опер в мире, что, безусловно, добавило азарта в работу творческого коллектива. Кажется, что за год у нас в обсуждении было около трех вариантов. Мы постоянно обменивались референсами, образами, какими-то эскизами и ссылками на понравившиеся постановки.
С Сергеем у нас уже есть опыт совместной работы, общность взглядов и способность находиться в творческом диалоге. Я могу сказать, что для меня это еще и возможность учится у профессионала, многие взгляды которого я разделяю. Совместная работа над сценографией по-настоящему увлекательно.
Режиссер спектакля — Илья Ильин — начал подготовку задолго до нашего включения в проект и с самого начала обозначил важность разделения двух миров — женского и мужского. Разворачивающееся противостояние и последующее примирение происходят на фоне декораций луна-парка — миража. Выбранная тема оставляет большой простор для маневра между вымышленным и реальным мирами. Габариты декораций таковы, что, когда их собирали на сцене, у меня было ощущение, что еще немного усилий и в построенный парк аттракционов можно будет запускать посетителей. Это чудо театра невозможно ни с чем сравнить!
 
© Сергей Кузнецов, Агния СтерлиговаЭскиз декораций к опере "Волшебная флейта"
Эскиз декораций к опере Волшебная флейта
Архитектура как театр online
Архитектура и театр — две системы ценностей, принципов, ориентиров, рассказ про одно и то же, но разными словами. Сюжеты из окружающей нас обстановки переносятся на театральные подмостки, и наоборот, новаторские подходы в сценографии приживаются в архитектурной практике.
Работая над постановкой вы знаете, что после выпуска спектакля никто объявление на бумажке А4 не прилепит на декорацию, и вывеску "магазин" не прибьют, и внешний блок кондиционера не вкрутят — скорее всего, спектакль будет спасен от спонтанных проявлений "улучшайзинга" и "адаптайзинга" потенциальными пользователями в виду отсутствия оных. Это своего рода привилегия, возможность существования в идеальном мире — прототипе мира настоящего.
Из плохих новостей — временность, всего несколько часов существования в рамках репертуара театра. Проектирование же пространств для жизни часто, то есть постоянно с этой жизнью сталкивается и также часто, увы, проигрывает в неравной борьбе. В этом отношении театральность архитектуры заложена не только в захватывающих дух видовых перспективах и раскрытиях, но в сценарии ее использования, способности просчитать, учесть, заложить многообразие потенциальных историй. Получается такой очень долгоиграющий, почти вечный театр, в котором при постоянстве каркаса декораций заложена по умолчанию бесконечность смены пьес — театр online.
© Сергей Кузнецов, Агния СтерлиговаЭскиз декораций к опере "Волшебная флейта"
Эскиз декораций к опере Волшебная флейта
Рекомендуем
Архитектор Сергей Чобан
Сергей Чобан: Всем людям нравится город XIX века
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала