Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Что вы творите? Исповедь ландшафтного архитектора

© "МЭГЛИ ПРОЕКТ"Ольга Макаренко
Ольга Макаренко
МОСКВА, 12 июл — РИА Недвижимость, Полина ЕРМИЛОВА. За каждым красивым общественным пространством скрывается кропотливая работа ландшафтного архитектора. Чем он отличается от дизайнера и почему во время реконструкции важно учитывать историческое прошлое города, корреспонденту сайта "РИА Недвижимость" рассказала руководитель и главный архитектор компании "Мэгли Проект" Ольга Макаренко.

Не одно и то же

Для обывателя ландшафтный архитектор и ландшафтный дизайнер — практически аналогичные понятия. Ольга Макаренко утверждает, что путать две творческие специальности — огромное заблуждение.
"Архитектор организует пространство в целом. Будь оно городское или частное, главная задача — сделать его эстетичным, комфортным, удобным и долговечным. Архитектор решает задачу глобально, определяет, где будет открытое пространство, где — полузакрытое, где лучше расположить центральную аллею или тенистый сад", — объясняет Макаренко.
Дизайнер тоже занимается средой, но его задачи более утонченные, отмечает Ольга. Придерживаясь общей стилистики объекта, дизайнер прорабатывает отдельные элементы оформления, разрабатывает рисунок раскладки плитки, создает орнаменты чугунных решеток и ограждений. Словом, занимается локальными проблемами.
Эффективность совместной работы архитектора и дизайнера во многом определяет успешность проекта. Без одного не будет грамотно организованного пространства. Без другого — лаконичного оформления, способного привлечь посетителей.
© "МЭГЛИ ПРОЕКТ"Один из проектов Ольги Макаренко – парк "Горка"
Один из проектов Ольги Макаренко – парк Горка
Один из проектов Ольги Макаренко – парк "Горка"

Путь архитектора

Ольга занимается ландшафтной архитектурой больше 20 лет. В 1991 году она закончила архитектурно-строительный факультет в Риге, затем переехала в Калининград, где в 1993-1994 годах активно развивалась частная застройка. Владельцы домов начали разбивать на участках сады. При этом современное понимание о том, что такое сад и каким он должен быть, отсутствовало.
"Я начала заниматься благоустройством частных садов, в Прибалтике воплотила свои первые проекты. Покупала в Польше литературу ведущих архитекторов и дизайнеров по ландшафту, переводила их книги и училась по ним — российских аналогов тогда почти не было", — вспоминает Макаренко.
Павильон-мост Water, a scarce resource, представленный архитектором Захи Хадид в рамках международной выставки Exhibition Expo Zaragoza в Испании
Сумасшедший талант: уникальный почерк легендарных женщин-архитекторовБуквально через неделю в Москве стартует Moscow Urban Forum 2018, в котором примут участие именитые архитекторы и урбанисты, в том числе одна из известнейших женщин-архитекторов – нидерландка Франсина Хубен. Сайт "РИА Недвижимость" решил вспомнить самых ярких дам, которым надо быть сильнее мужчин на архитектурном Олимпе.
После одного из успешных проектов Ольгу пригласили работать в Москве. В конце девяностых сектор услуг по оформлению садов был не развит, но спрос уже существовал. Первый московский объект Макаренко сдала в 1996. По ее словам, он получился удачным.
"Потом я еще долго приезжала к хозяевам и наблюдала, что происходит с садом, как ведут себя растения. За десять лет сад стал жить собственной жизнью, превзошел все мои ожидания и очень радовал хозяев", — говорит Макаренко.
Несмотря на успехи, заниматься садовым благоустройством в столице было непросто — на рынке отсутствовали элементарные материалы. Особенно не хватало рассады. Ольга скупала все саженцы, которые попадались на пути: на рынках, в Ботаническом саду. К 2000-м годам пустые прилавки заполнились. Рынок постепенно начал вставать на ноги.
"Именно в этот период я столкнулась со всеми сложностями в сфере озеленения и благоустройства, почувствовала все на себе. Это бесценный опыт", — отмечает Макаренко.

От сада к городу

Постепенно от частных заказов Ольга перешла к работе над городскими проектами. Сейчас она участник московских программ "Моя улица" и "Общественные пространства". Переход от малых пространств к большим Ольгу не пугал, наоборот, только подстегивал профессиональный интерес.
Готовясь к этому переходу, Макаренко подняла мировую тематическую литературу, занялась ее изучением. Книги по ландшафтной архитектуре она продолжает изучать и сейчас. В этой профессии, отмечает Ольга, нельзя стоять не месте, ведь мода, подходы, требования и запросы постоянно меняются.
"Работа с городом меня не пугала, это увлекательно, здесь открываются захватывающие перспективы. Сейчас частные сады для меня как любимый десерт — я знаю все ингредиенты, он очень вкусный и его легко приготовить, так как все материалы в наличии. А городское пространство — более сложный продукт, но и более интересный", — рассказывает Макаренко.
© "МЭГЛИ ПРОЕКТ"Итоги благоустройства общественного пространства на Большом Спасоглинищевском переулке
Итоги благоустройства общественного пространства на Большом Спасоглинищевском переулке
Итоги благоустройства общественного пространства на Большом Спасоглинищевском переулке
К работе над городскими проектами Ольга и ее команда приступили в 2000 году. Получив достаточно опыта на частных садах, они с командой решили выйти на новый уровень. Первым объектом стал парк на юго-западе Москвы на улице Академика Пилюгина. Право на его благоустройство Ольга выиграла на конкурсной основе. Задача была непростой: парк стоял на болоте, которое надо было осушить. После окончания проекта команда Макаренко постепенно начала наращивать объемы и в итоге пришла к реализации общегородских проектов.
Сейчас, отмечает Ольга, работать с городом — одно удовольствие.
"Сама Москва и городское правительство хотят изменить среду и инфраструктуру в лучшую сторону. Для этого они предоставляют широкие возможности. Для архитекторов и дизайнеров работать в такое время — настоящая удача. Нам дают возможность полностью реализовываться и выделяют на это необходимые средства", — говорит Макаренко.
При этом, подчеркивает Ольга, архитекторы должны понимать, что частное и городское благоустройство — два диаметрально разных подхода, которые нельзя смешивать. Например, приводит пример Макаренко, нерационально ставить вдоль Рублевского шоссе альпийские горки (объект ландшафтного дизайна из камней и цветов — прим.ред.). Они сотканы из очень мелких элементов: разногабаритных камней, почвопокровных растений. Водители, передвигаясь по трассе с большой скоростью, просто не успеют разглядеть все детали. Проезжая мимо, они увидят лишь груду камней. Эстетический эффект потеряется, а усилия, вложенные в объект, станут бессмысленными.

Процесс создания

Работа на городском объекте состоит из нескольких этапов. Первый — знакомство с местностью.
Академический парк в Москве
На пустом месте: необычные парки мира, созданные с нуляВремя идет, жизнь и окружающая действительность меняются, а вместе с ними и городская "ткань". Сегодня на месте потерявших свою актуальность построек или вообще на пустырях как по волшебству появляются парки и общественные пространства. Сайт "РИА Недвижимость" показывает самые интересные примеры того, что свято место пусто не бывает.
"Получая объект в работу, сначала мы изучаем территорию: выходим на место, гуляем, пытаемся прочувствовать атмосферу. Я наблюдаю за посетителями, представляю себя на их месте. Иногда задаю несколько вопросов: далеко ли отсюда они живут, часто ли сюда приходят, чего им здесь не хватает. Потом такие опросы мы проводим более масштабно и централизованно", — объясняет Ольга.
Второй этап — раскрытие истории участка. Для этого специалисты глубоко погружаются в историческое прошлое объекта, анализируют происходившие здесь события и фиксируют самые значимые из них.
"Каждое место в Москве с точки зрения истории — слоеный пирог. Чтобы правильно оценить историческое значение любого места и его атмосферу, необходимо пропустить время и события через себя. При этом они не всегда приятные", — говорит Ольга.
Один из таких примеров — парк "Ходынское поле", в котором полным ходом идет благоустройство. В конце XIX века там разыгрались трагические события — на коронации Николая II погибли 1400 человек. На поле также появился первый аэропорт Москвы.
© "МЭГЛИ ПРОЕКТ"Визуализация благоустройства парка "Ходынское поле"
Визуализация благоустройства парка Ходынское поле
Визуализация благоустройства парка "Ходынское поле"
Помимо истории есть и современные требования, которые архитекторы обязаны учитывать в работе. Например, вспоминает Ольга, жителям прилегающих к Ходынке районов не хватало деревьев, кустов и цветов. Они просто хотели вернуть природу, и специалисты прислушались к их просьбам.
"Задача архитектора — все обдумать и выдать проект, который отразит и требования современности, и исторические моменты", — заключает Макаренко.
После сбора информации команда архитекторов собирается вместе и определяет приоритетные направления развития проекта. К этому моменту требования и запросы складываются вместе, фиксируется историческая стилистика, которую можно отразить, например, через навигацию или элементы дизайна. Выбирается общий стиль, под который в дальнейшем будут подбираться малые архитектурные формы, покрытия, фонари, оформление цветников и виды деревьев и кустарников. Объект складываестся, как лоскутное одеяло, и команда начинает двигаться в выбранном направлении.
"За разработкой концепции идет составление рабочего проекта. Он состоит из множества разделов, проходит десятки согласований в городских структурах. У каждой есть свои требования и нормативы: по посадкам, прокладке коммуникаций. Для соответствия объекта нуждам маломобильных лиц есть отдельный раздел, его тоже надо согласовывать", — перечисляет Макаренко.
Нормативы, подчеркивает Ольга, нужно соблюдать неукоснительно. Игровое оборудование должно быть сертифицировано и безопасно, а дорожки разного назначения необходимо освещать по-разному. Именно жесткие требования определяют эффективность реализации проекта и его безопасность.
"Еще один залог успеха — объединение усилий заказчика, команды проектировщиков и строителей. Если все работают единым организмом, все получается лучшим образом", — говорит Макаренко.

Благодарность за труд

Ольга признает: работать ландшафтным архитектором непросто. Но есть и позитивные моменты, например, отклики местных жителей о новых общественных пространствах.
"Недавно я была на Ходынском поле и слышала, как выходящие из парка люди говорили: "Как у нас будет здорово! Лучше, чем в "Зарядье"!". Такой восторг очень заряжает. И такие оценки мы получаем не только от москвичей — даже строители, с которыми мы работаем, в итоге подходят и говорят, как красиво получилось", — говорит Макаренко.
Успех сделанного парка или сквера, отмечает Ольга, можно определить по количеству посетителей. Если их много, то проект удачный. Таким стал парк "Горка" на Большом Спасоглинищевском переулке. По словам Макаренко, она и подумать не могла, что небольшой сквер сможет вместить столько людей. Сам проект был очень сложным — сквер делали на месте снесенной поликлиники, охватили ближайшие дворы и создали каскадный парк. На местности был большой перепад рельефа — до 20 метров, что очень осложняло работу. Специалистам помогали даже местные жители. Сейчас "Горка" как магнитом притягивает молодежь, детей и пожилых людей.
© "МЭГЛИ ПРОЕКТ"Парк "Горка" на Большом Спасоглинищевском переулке
Парк Горка на Большом Спасоглинищевском переулке
Парк "Горка" на Большом Спасоглинищевском переулке
"Забавно, что мы сделали там небольшой балкончик, а он через какое-то время стал танцплощадкой", — улыбается Ольга. Если объект правильно спланировать, он начинает жить собственной жизнью. Архитектор должен создавать возможности, а дальше люди сами придумают, как ими пользоваться.
Сейчас команда Макаренко ведут работы на Китай-городе, занимаются благоустройством Ходынского поля, площади 1905 года и территории у Еврейского музея и центра толерантности в рамках "Общественных пространств". Работу в исторической части города Ольга называет особенно кропотливой и сложной.
"Когда работаешь со старым городом, невозможно сделать весь проект сразу. В процессе постоянно находишь то старинные решетки, то древние камни. Когда мы натыкаемся на такие элементы прошлого, то поднимаем их, стараемся восстановить и включаем в современные проекты", — говорит Макаренко.
Недавно на Китай-городе специалисты нашли уникальные решетки для цокольных приямков (углубления в земле, примыкающие к стене здания, для освещения цокольных этажей — прим.ред.) XIX века. Они оснащены стеклянными призмами. Благодаря этим призмам, свет преломляется, и цокольные этажи лучше освещаются. Сейчас команда Ольга занимается восстановлением этих решеток, чтобы они могли служить городу дальше.
Архитектор уверен, что работать с городом способен только настоящий профессионал своего дела.
"Помимо терпения, нужно безумно любить свою работу, иначе будет непросто справиться с темпом и требованиями города. Во-вторых, необходимо постоянно развиваться и обучаться, реагировать на новшества. Оставаться на плаву со статичными знаниями не получится, нужно быть гибким и идти в ногу со временем и заказчиком", — отмечает Макаренко.
Рекомендуем
Рождественский базар в Вене
Продажный хоррор
Строительство жилого комплекса. Архивное фото
Фонд дольщиков: 90 застройщиков обанкротилось в России с августа
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала