Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Москва в воспоминаниях: о чем ностальгируют горожане

Москва это город, который постоянно меняется, и в последнее время эти перемены его только красят. Но все же люди, которые помнят столицу другой, не могут не испытывать ностальгических чувств. Сайт "РИА Недвижимость" открывает цикл, где москвичи будут делиться воспоминаниями о той, какой столица была раньше.

Москва это город, который постоянно меняется, и в последнее время эти перемены его только красят. Но все же люди, которые помнят столицу другой, не могут не испытывать ностальгических чувств — ведь в детстве мороженое вкуснее, а трава зеленее. Сайт "РИА Недвижимость" открывает цикл, где москвичи будут делиться воспоминаниями о той, какой столица была раньше.

Изменившийся Столешников

Заслуженный архитектор РФ, а также детский поэт Римма Алдонина жалеет о старом Столешниковом переулке, где прошло ее детство.

"Я уже лет с трех-четырех знала, что такое коммунизм. Это когда всем дадут то, что им нужно и при этом бесплатно! Денег тогда не будет совсем! И в тот день, когда отменят деньги, я первая с раннего утра прибегу к комиссионке в Столешниковом переулке и получу прекрасную куклу, которая у них выставлена в витрине! Это была мечта детства", — говорит она.

Позже ей нравилось возвращаться по переулку из школы, по дороге заходя почти во все его магазинчики. "Я помню их от Петровки до Большой Дмитровки: и "Меха", и "Табак", и "Галстуки", и "Ковры", и "Подарки", и та самая "Комиссионка" и "Вина" и прочие. Денег у меня не было, но нравилось смотреть на товары среди оживленной публики и воображать, что бы я купила. Столешников бурлил, кипел и всегда был полон людьми", — говорит она.

А сейчас Столешников, по словам Алдониной, пуст и полон иностранных вывесок на магазинах, в которых тоже пусто.

"И дома №14 по Большой Дмитровке, где я родилась и прожила 28 лет, тоже нет. Главмосстрой построил себе громадную каменную контору во дворе соседнего дома № 16 и так разошелся, что сломал и почти весь наш дом. Хороший средовой дом конца ХIХ века. Половина его долго стояла, его по документам были обязаны восстановить, но в конце концов доломали совсем", — печалится Алдонина.

Игры на заброшенном заводе

"Я очень жалею, что больше нет кирпичного завода в Черемушках", — говорит москвич Дмитрий Смирнов. Сейчас его территория полностью застроена высотными домами, большей частью в конце 90-х.

"Последний участок земли, где была проходная завода, застраивают сейчас. Говорят, что раньше там был бункер. Не знаю, как разрешили строить на его месте, но, может, это была просто байка", — рассуждает он.

Когда Дмитрий учился в школе, завод уже не работал, но помещения служили складами.

"Территорию никто особо не охранял, кроме одного сторожа, который нас постоянно гонял. Мы лазили туда и катались на вагонетках в заброшенных цехах. Еще мы подружились с работягами мигрантами, которые жили там в вагончиках. Они воровали игрушки со склада и раздавали нам", — говорит Дмитрий.

Он вспоминает, что грязи от заброшенного завода было много, но все равно в детстве веселья это никак не портило, поэтому очень сожалеет, что завод застроили. "Сразу появилась куча новых людей", — замечает он.

О кирпичном заводе в Черемушках вспоминает и другой житель Академического района Сергей. Правда, его воспоминания не такие радужные.

"Мой отец работал в милиции, — говорит он. — И в свое время его вызвали на территорию завода, потому что там обнаружили спрятанные трупы. Может быть, эти люди стали жертвами разборок бандитов в 90-е годы, и трупы просто спрятали на территории. Мать рассказывала, что после этого случая отец поседел".

Зарисовки о ЗИЛе

Москвич Виталий Сухов рассказал РИА Недвижимость про завод ЗИЛ. "Когда я учился в институте, нас посылали туда на практику. Завод уже "лежал на боку", но еще работал. Меня поразило, какой он огромный, просто город в городе, по территории ходили автобусы", — вспоминает он.

Производство лимузинов на АМО ЗиЛ
Дорогой перемен: судьба промышленно-архитектурного наследия ЗиЛаМасштабная реконструкция территории завода имени Лихачева в Москве сейчас является одним из самых обсуждаемых крупных строительных проектов столицы и презентуется с особой гордостью. Однако превратить заброшенный и порядком обветшавший огромный производственный комплекс в современный жилой район - задача, как говорится, требующая жертв. Член Союза краеведов России, куратор проекта "СовАрх" Денис Ромодин рассказал сайту "РИА Недвижимость" о нелегкой доле промышленно-архитектурного наследия ЗиЛа.

По его словам, работники завода уже тогда занимались всякой ерундой, но им тогда еще раздавали бесплатный кефир.

"И смешно было, конечно, когда они не закручивали гайки, а забивали их молотком. Я всегда считал, что это байки про наш автопром, но такое было и в реальности", — удивляется Виталий.

Еще он очень жалеет завод на улице Орджоникидзе. "У меня там работал отец, а теперь там сплошные торговые центры", — говорит он.

Ностальгия, которая меняется 

"Для меня ностальгия меняется со временем", — рассказал РИА Недвижимость историк архитектуры, старший научный сотрудник отдела "Пресня" ГЦМСИР Денис Ромодин.

По его словам, в 1990-е он ностальгировал по "своим старым Сокольникам" с деревянными домами, колонками на улицах и прорывающейся сквозь асфальтовые мостовые брусчаткой.

 

"Сейчас я уже ностальгирую по районам в Кунцево или Хорошёво-Мнёвниках, где еще совсем недавно не было крупных автомагистралей, а с высоты редких 16-18-этажных домов в этих районах виднелось настоящее зеленое море", — рассказывает Ромодин.

Сейчас так не торгуют

Удивительно, но иногда жители столицы жалеют о местах, которые кому-то в наши дни могут показаться "дикими". Так, москвичка Мария Семенова жалеет о старой "Горбушке". "Раньше мы ездили туда покупать кассеты, диски. Там, конечно, было очень много бардака, все пиратское, торговали какие-то непонятные сомнительные люди", — замечает она.

Она вспоминает, что там было грязно, вечно толпы, могли обворовать, пока ходишь и смотришь по сторонам. Но с другой стороны, там было очень дешево и можно было найти "черта лысого".

"Там продавалось то, чего невозможно было найти в магазинах. И если даже чего-то не было, то можно было заказать и тебе бы привезли. Потом рынок переформатировался в обычный торговый центр со стандартным ассортиментом, и стало уже совсем не дешево, да и пропала та атмосфера", — сетует она.

Свое место в воспоминаниях москвички оставило даже такое неоднозначное место, как Черкизовский рынок.

"Конечно, это было весьма злачное место. Ходили даже байки, что одна девочка приехала туда и пропала. Тоже было очень грязно, неприятные торговцы… Меня там один раз продавец схватил за попу", — говорит она.

Главным преимуществом "Черкизона", указывает пенсионерка, была дешевизна, правда, в ущерб комфорту, как и в случае с "Горбушкой".

"Мои друзья из Подмосковья и ближайших областей устраивали туда целые шоп-туры. Ехали всей семьей, прятали деньги в трусы, чтобы не украли, и закупались там на целый год, проводя там целый день. Там еще не было примерочных, предлагалось мерить одежду, стоя на картонке, а продавец стоял и закрывал тебя куском ткани. Теперь вроде бы все переехало на рынок "Садовод", но это уже не то, да и туда далеко ехать. К тому же теперь все одеваются в ТЦ, это гораздо комфортнее", — вспоминает Мария Семеновна. 

Истории собирала Анна СМИРНОВА

Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала