Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Вторая жизнь дома Ариадны Эфрон в Тарусе

Сегодня исполняется 100 лет со дня рождения дочери великой русской поэтессы Марины Цветаевой Ариадны Эфрон. Переводчица, мемуарист, искусствовед, поэтесса и художница Ариадна Эфрон своей главной задачей считала издать произведения своей матери, которая в Советской России долгое время была под запретом.
© РИА Новости / Рамиль СитдиковСегодня исполняется 100 лет со дня рождения дочери великой русской поэтессы Марины Цветаевой Ариадны Эфрон. Переводчица, мемуарист, искусствовед, поэтесса и художница Ариадна Эфрон своей главной задачей считала издать произведения своей матери, которая в Советской России долгое время была под запретом.

Она первой из своей семьи вернулась на Родину, первой же была арестована и 16 лет провела сначала в лагерях потом в ссылке. После реабилитации в 1956 году приехала жить в Тарусу – любимый город детства своей матери Марины Цветаевой. Вместе с ней на родину вернулось и имя великой поэтессы.

Со своей подругой по ссылке Адой Шкодиной Эфрон выстроила в Тарусе маленький домик – уменьшенную копию "цветаевской" дачи. В нем она сначала жила круглогодично, а потом проводила каждое лето в последние два десятка лет своей жизни.

Сегодня Таруса – место паломничества многочисленных поклонников Марины Цветаевой и Ариадны Эфрон. В городе есть музей семьи Цветаевых, памятный камень на том месте, где хотела быть похороненной великая поэтесса, надгробье на могиле ее дочери, на котором увековечены имена обеих. Сохранился и дом, в котором жила Ариадна Эфрон. Сейчас он принадлежит писателю Анатолию Салуцкому, который сумел сохранить его в прежнем виде.
Вторая жизнь дома Ариадны Эфрон в Тарусе
1 из 8
Сегодня исполняется 100 лет со дня рождения дочери великой русской поэтессы Марины Цветаевой Ариадны Эфрон. Переводчица, мемуарист, искусствовед, поэтесса и художница Ариадна Эфрон своей главной задачей считала издать произведения своей матери, которая в Советской России долгое время была под запретом.

Она первой из своей семьи вернулась на Родину, первой же была арестована и 16 лет провела сначала в лагерях потом в ссылке. После реабилитации в 1956 году приехала жить в Тарусу – любимый город детства своей матери Марины Цветаевой. Вместе с ней на родину вернулось и имя великой поэтессы.

Со своей подругой по ссылке Адой Шкодиной Эфрон выстроила в Тарусе маленький домик – уменьшенную копию "цветаевской" дачи. В нем она сначала жила круглогодично, а потом проводила каждое лето в последние два десятка лет своей жизни.

Сегодня Таруса – место паломничества многочисленных поклонников Марины Цветаевой и Ариадны Эфрон. В городе есть музей семьи Цветаевых, памятный камень на том месте, где хотела быть похороненной великая поэтесса, надгробье на могиле ее дочери, на котором увековечены имена обеих. Сохранился и дом, в котором жила Ариадна Эфрон. Сейчас он принадлежит писателю Анатолию Салуцкому, который сумел сохранить его в прежнем виде.
© РИА Новости / Рамиль СитдиковСалуцкий приобрел дом в 1978 году спустя три года после смерти Ариадны Эфрон. Покупал не как мемориал, а как дачу, поэтому дом по сей день остается жилым. Конечно, более чем за полувековую историю он был сильно преобразован: к старой части дома пристроили новую, укрепили фундамент, обшили снаружи сайдингом. Однако внутри дома все сохранилось в прежнем виде.
Вторая жизнь дома Ариадны Эфрон в Тарусе
2 из 8
Салуцкий приобрел дом в 1978 году спустя три года после смерти Ариадны Эфрон. Покупал не как мемориал, а как дачу, поэтому дом по сей день остается жилым. Конечно, более чем за полувековую историю он был сильно преобразован: к старой части дома пристроили новую, укрепили фундамент, обшили снаружи сайдингом. Однако внутри дома все сохранилось в прежнем виде.
© РИА Новости / Рамиль СитдиковДом Ариадны Эфрон стоит, пожалуй, в самом живописном месте Тарусы. Участок под строительство дома Ариадне Эфрон выделила ее тетка – родная сестра Марины Цветаевой Анастасия. Ее дом стоял по соседству.

На строительство дома Эфрон со Шкодиной получили порубочный билет. "Часть бревен пошла на сруб, другая часть на доски. И им сколотили дом", - рассказывает Салуцкий.

Небольшой дом с мезонином вмещал кухню и всего три комнаты, две внизу и одну наверху для гостей. Зато была терраса с балкончиком, с которого открывался вид на пойму реки Оки и заречье.

"Дом она очень любила. В нем всегда было тепло, уютно и чисто. Небольшой садик был весь в цветах", - вспоминает Екатерина Морозова-Утенкова, соседка Ариадны Эфрон по дачной жизни в Тарусе.
Вторая жизнь дома Ариадны Эфрон в Тарусе
3 из 8
Дом Ариадны Эфрон стоит, пожалуй, в самом живописном месте Тарусы. Участок под строительство дома Ариадне Эфрон выделила ее тетка – родная сестра Марины Цветаевой Анастасия. Ее дом стоял по соседству.

На строительство дома Эфрон со Шкодиной получили порубочный билет. "Часть бревен пошла на сруб, другая часть на доски. И им сколотили дом", - рассказывает Салуцкий.

Небольшой дом с мезонином вмещал кухню и всего три комнаты, две внизу и одну наверху для гостей. Зато была терраса с балкончиком, с которого открывался вид на пойму реки Оки и заречье.

"Дом она очень любила. В нем всегда было тепло, уютно и чисто. Небольшой садик был весь в цветах", - вспоминает Екатерина Морозова-Утенкова, соседка Ариадны Эфрон по дачной жизни в Тарусе.
© РИА Новости / Рамиль СитдиковКомната Ариадны Эфрон сохранилась почти без изменений. Кровать, полки на стене, абажур, шкафчик для одежды – все в этой комнате осталось на месте, как при прежней хозяйке. За дощатой перегородкой находилась комната верной подруги Эфрон - Ады Шкодиной.

Ариадна Эфрон, по воспоминаниям Морозовой-Утенковой, принимала участие в жизни всех, с кем дружила в Тарусе, во всех взаимоотношениях с соседями. "Она была очень живым человеком. Сердечность по отношению к людям распространялась в отношении ко всем", - говорит Морозова-Утенкова.
Вторая жизнь дома Ариадны Эфрон в Тарусе
4 из 8
Комната Ариадны Эфрон сохранилась почти без изменений. Кровать, полки на стене, абажур, шкафчик для одежды – все в этой комнате осталось на месте, как при прежней хозяйке. За дощатой перегородкой находилась комната верной подруги Эфрон - Ады Шкодиной.

Ариадна Эфрон, по воспоминаниям Морозовой-Утенковой, принимала участие в жизни всех, с кем дружила в Тарусе, во всех взаимоотношениях с соседями. "Она была очень живым человеком. Сердечность по отношению к людям распространялась в отношении ко всем", - говорит Морозова-Утенкова.
© РИА Новости / Рамиль СитдиковВ комнате Шкодиной все также осталось без изменений. Здесь стоит все та же мебель: кровать, комод, шкаф, кресло. Окно из комнаты в прежние времена выходило в сад, а сегодня "смотрит" в новую часть дома, но его, несмотря ни на что, оставили на месте.
Вторая жизнь дома Ариадны Эфрон в Тарусе
5 из 8
В комнате Шкодиной все также осталось без изменений. Здесь стоит все та же мебель: кровать, комод, шкаф, кресло. Окно из комнаты в прежние времена выходило в сад, а сегодня "смотрит" в новую часть дома, но его, несмотря ни на что, оставили на месте.
© РИА Новости / Рамиль СитдиковА вот в бывшей кухне, которая одновременно являлась гостиной, обстановка изменилась: появилось много современной мебели. Дверь, которая сегодня завешена ковром, была главной входной дверью в дом. Из утвари сохранились так называемые бабы для чайника: их Эфрон вместе со своей подругой сделали своими руками. В одну из "баб", как вспоминает Салуцкий, была вшита тюбетейка: Ада Шкодина, выезжая из дома, забрала ее с собой. Оказалась, что тюбетейка когда-то принадлежала поэту Максимилиану Волошину.

В доме сохранился уникальный "экспонат" - домовая книга. "В то время всем, кто сюда приезжал, нужно было обязательно регистрироваться в милиции. Поэтому с 1956 года Эфрон и все ее гости регистрируются, ведут домовую книгу", - рассказывает Салуцкий. В книге рукой Ариадны Эфрон вписаны ее данные. По записям выявляется любопытный факт: в паспорте, выданном Эфрон еще в ссылке, ее год рождения 1913-й, а по данным следующего паспорта – уже 1912-й.
Вторая жизнь дома Ариадны Эфрон в Тарусе
6 из 8
А вот в бывшей кухне, которая одновременно являлась гостиной, обстановка изменилась: появилось много современной мебели. Дверь, которая сегодня завешена ковром, была главной входной дверью в дом. Из утвари сохранились так называемые бабы для чайника: их Эфрон вместе со своей подругой сделали своими руками. В одну из "баб", как вспоминает Салуцкий, была вшита тюбетейка: Ада Шкодина, выезжая из дома, забрала ее с собой. Оказалась, что тюбетейка когда-то принадлежала поэту Максимилиану Волошину.

В доме сохранился уникальный "экспонат" - домовая книга. "В то время всем, кто сюда приезжал, нужно было обязательно регистрироваться в милиции. Поэтому с 1956 года Эфрон и все ее гости регистрируются, ведут домовую книгу", - рассказывает Салуцкий. В книге рукой Ариадны Эфрон вписаны ее данные. По записям выявляется любопытный факт: в паспорте, выданном Эфрон еще в ссылке, ее год рождения 1913-й, а по данным следующего паспорта – уже 1912-й.
© РИА Новости / Рамиль Ситдиков"Мы сделали вокруг домика саркофаг, сохранив старую часть дома внутри нового", - говорит Салуцкий. Это особенно заметно, когда стоишь в новой части дома и видишь внешнюю стену старого. Лестницы наверх раньше не было. А вот балкончик наверху тот самый, нисколько не изменившийся. Только раньше он выходил прямо на улицу, с него открывался прекрасный вид на заречные дали. По воспоминаниям свидетелей, прежние хозяйки дома любили пить на террасе чай. Вход в мезонин и на балкончик раньше находился снаружи дома.
Вторая жизнь дома Ариадны Эфрон в Тарусе
7 из 8
"Мы сделали вокруг домика саркофаг, сохранив старую часть дома внутри нового", - говорит Салуцкий. Это особенно заметно, когда стоишь в новой части дома и видишь внешнюю стену старого. Лестницы наверх раньше не было. А вот балкончик наверху тот самый, нисколько не изменившийся. Только раньше он выходил прямо на улицу, с него открывался прекрасный вид на заречные дали. По воспоминаниям свидетелей, прежние хозяйки дома любили пить на террасе чай. Вход в мезонин и на балкончик раньше находился снаружи дома.
© РИА Новости / Рамиль СитдиковСегодня полюбоваться на тот самый вид с балкона можно из больших окон новой части дома. Правда, некоторые изменения произошли и с ним - за рекой в Тульской области сравнительно недавно восстановили Беховская церковь, начала ХХ века, построенную по проекту знаменитого русского художника Василия Поленова. В то время, когда в доме жила Эфрон, церковь находилась в разрушенном состоянии.
Вторая жизнь дома Ариадны Эфрон в Тарусе
8 из 8
Сегодня полюбоваться на тот самый вид с балкона можно из больших окон новой части дома. Правда, некоторые изменения произошли и с ним - за рекой в Тульской области сравнительно недавно восстановили Беховская церковь, начала ХХ века, построенную по проекту знаменитого русского художника Василия Поленова. В то время, когда в доме жила Эфрон, церковь находилась в разрушенном состоянии.
 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала