Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Проигравший урбанизм: взгляд дилетанта на чужие неудачи

© РИА Новости / Алексей КуденкоПамятник Iron man в Копенгагене.
Памятник Iron man в Копенгагене. - РИА Новости, 1920, 09.09.2020
Разнообразная застройка, рабочие места рядом с жильем, приоритет пешеходов, общественного транспорта и святого велосипеда, аминь! С тех пор, как урбанистические идеи стали популярны, может показаться, что перечисленного достаточно, чтобы город или район был успешен и любим, но это только кажется. Выпускающий редактор РИА Недвижимость Мария Неретина заметила, что некоторые проекты терпят фиаско, хотя, казалось бы, соответствуют всем базовым ценностям. Причем это происходит по всему миру и даже – о, какая неожиданность! – в странах Северной Европы, которые, казалось бы, подарили миру всю эту урбанистику: от любви к красному кирпичу до велодорожек. Но бывает и так.

Невостребованный рай в лесу

Отправной точкой для всего этого текста-размышления стал пост в одной из соцсетей, опубликованный в группе профессиональных планировщиков. В нем автор рассказал об экспериментальном районе финского города Эспоо (это рядом с Хельсинки), который отчего-то стал провальным.
Suuropelto - РИА Новости, 1920, 08.09.2020
Suuropelto
Краткая история района, который, кстати, называется Суурпельто (Suurpelto) чем-то отдаленно напоминает появление новой Москвы. Итак, в 2005 году в Эспоо решили создать новый, очень продвинутый район, который с нуля будет построен в чистом поле. Строили по уму: сперва инфраструктуру, потом всякие нужные объекты вроде школ и офисов, потом и жилье (разумеется, симпатичное и малоэтажное). И вроде все могло сложиться, но вот беда: главным работодателем в этом районе была компания Nokia, и дела у нее пошли неважно. Новые же работодатели в район заходить не хотели, хотя тут и построили современный урбанистический рай посреди леса.
Прочитав эту историю, я озадачилась: нигде до сих пор мне не попадались упоминания о Суурпельто и его проблемах, пришлось "гуглить" и искать, что вообще о нем пишут – если не в архитектурных журналах, так хотя бы на форумах.
Gemini - РИА Новости, 1920, 20.07.2020
Редевелопмент для "чайников": простые секреты скандальных шедевров
Великая сила интернета показала, что Суурпельто обсуждают, только если говорят о его ультрасовременной автоматизированной библиотеке, которая регулярно проводит какие-то мероприятия. Плюс о нем постоянно пытается напомнить муниципалитет, разыскивающий инвесторов. А вот жители Эспоо не вспоминают о нем, даже если кто-то просит рассказать о хороших районах города для жизни – они упоминают буквально все остальные районы, и даже соседний Хельсинки, только не Суурпельто. Почему?
Как оно по-научному, я вам не отвечу, но у меня сложилось мнение, что несчастному Суурпельто просто нечего было предложить новым поселенцам, кроме крупного работодателя. Городской район в окружении леса? Ок, только в Эспоо все – реально ВСЕ – районы такие. Это город, состоящий из районов-"островов", разделенных даже не лесополосами, а нормальной такой чащей. И другие "островки" уже лучше обжиты и людьми, и компаниями. А детскими садами, библиотеками, нормальным транспортом и малоэтажной застройкой можно, наверное, удивить жителей постсоветского пространства, но не финнов.

Грустное датское чудо

В своей любви к Копенгагену расписались, кажется, все урбанисты из ныне живущих. Еще бы – повальная велосипедизация, пешеходные улицы, запрет на строительство моллов, платные парковки и прочее, и прочее.
Орестад - РИА Новости, 1920, 08.09.2020
Орестад
Но и у Копенгагена есть своя головная боль: из многократного победителя всех возможных конкурсов на звание "лучшего города для жизни" как-то постепенно перебрались вон самые богатые жители. Недалеко перебрались – можно сказать, в "Копенгагенскую область", но налоги на дорогую недвижимость они взялись оставлять там, а это городу не в радость.
И тогда родилась идея создать в датской столице новый, безупречно красивый, урбанистически-выверенный район – "датский Манхеттен" Орестад. По плану, там будут жить богатые и очень богатые люди, а работать – чуть не полгорода (на 20 тысяч потенциальных жителей должно было прийтись 80 тысяч рабочих мест).
Плюс здесь все будет очень-очень по-датски: минимальное автомобильное движение, велосипедная и пешеходная проницаемость, станции метро чуть не за каждым углом, много рабочих мест.
Архитекторам и девелоперам идея понравилась – в Орестаде выросли шедевры самых именитых архитекторов, включая Нормана Фостера.
Московский урбанистический форум - РИА Новости, 1920, 16.08.2019
Откуда берутся урбанисты и где они работают
А вот дальше все пошло не так. Во-первых, метро за каждым углом оказалось дорогой игрушкой. Строительство линии сильно выбилось из сметы, но даже когда его достроили (проехать можно как в центр Копенгагена, так и в аэропорт), оно не получило нужной нагрузки. Почему? А потому что одновременно со строительством "датского Манхеттена" в городе велась реконструкция и застройка набережных в центре. В результате объекты редевелопмента показались компаниям-арендаторам привлекательнее новых шедевров (и к центру ближе, и на машине подъехать удобнее опять же). Богатые датчане тоже не поспешили поменять местную "Рублевку" на местный же "Копенгаген-сити", так что привлекать строителей жилья становилось все труднее.
А проект с утроенной силой пожирал городские налоги, да и выглядел не по-датски: весь словно лоскутное одеяло, где пустыри чередуются с шедеврами, фоном которым служит стройка и опять пустырь. В итоге властям даже пришлось спешно править местные законы, и, чтобы отбить хоть часть затрат, в новом районе разрешили построить огромный молл (монструозные ТЦ вообще-то в Копенгагене запрещены). Жизнь понемногу закипела, но урбанистический рай скукожился, так как моллу потребовались покупатели, причем на автомобилях…
А теперь мои выводы. Первое (это как и в Эспоо): если у вас уже есть милые реконструированные набережные, расположенные в сердце города – арендаторы выберут их, без вариантов. Потому что там ближе, красивее, там уже построенное метро, автобусы и жители рядом. Второе: если ваши обеспеченные граждане выбрали загородную вольницу по мере того, как столица становилась урбанистическим раем – что заставило вас думать, что они вернутся, если сделать им еще более райский рай?

Незаживающая "Яма"

Москву последних лет принято хвалить за успехи в области благоустройства и создания общественных пространств, но и в этом деле у российской столицы есть свое больное место – речь об амфитеатре на Хохловской площади, в народе известном как "Яма".
© РИА Новости / Григорий Сысоев / Перейти в фотобанкБлагоустроенные улицы и площади Москвы в рамках программы "Моя Улица"
Благоустроенные улицы и площади Москвы в рамках программы Моя Улица - РИА Новости, 1920, 08.09.2020
Благоустроенные улицы и площади Москвы в рамках программы "Моя Улица"
Ее историю, знают, наверное, все. Вкратце: вокруг фрагментов Белого города выстроили амфитеатр, который словно бы уходит под землю. Его выполнили нестандартно – из полированного бетона, и это решение дружно похвалили все блогеры-урбанисты (наконец-то не гранит, а современный материал!).
А дальше Яму облюбовали поклонники алкогольного досуга, у которых начались стычки с боевыми трезвенниками, их всех постоянно забирала полиция, жителям же окрестных домов эта "движуха" изрядно надоела. Сейчас "Яму" обнесли забором и закрыли для посещения. Судя по новостям, забор со временем заменят на более симпатичный, даже с воротами, но без него теперь никак.
"Если создателям общественного пространства или парка кажется, что посетители неправильно используют построенную ими площадку, дело вовсе не в посетителях. Вот ситуация для примера: муж приходит домой с работы и застает жену с другим в постели. И чтобы решить эту проблему, он продает кровать, хотя дело совсем не в ней", – так год назад, во время "Урбанфорума" прокомментировал ситуацию основатель 8 80 СITIES, амбассадор World Urban Parks (Канада) Гил Пеньялоса. По его словам, главная проблема "Ямы" в том, что в ней никак не сформулирован сценарий использования. А если его нет, то придумает тот, кто пришел первым.
Новая пешеходная зона у Политехнического музея - РИА Новости, 1920, 09.12.2019
Социальная чистка: как обновление Москвы меняет ее жителей
Вот тут я и соглашусь, и не соглашусь с уважаемым экспертом. Конечно, условная лавочка "без сценария" может служить и для игры в домино, и для уличных боев без правил. Но в том-то и дело, что сценарий у "Ямы" уже есть, достаточно просто оглянуться вокруг. А ведь там будет веселая "ресторанная" Покровка и прогулочные бульвары, которые вечерами наполняются вовсе не зожниками. То есть контекст задан – гуляем, потребляем, веселимся. В барах дорого? Хорошо, забегаем в магазин, а потом укрываемся в "Яме", которая, кстати, создает ощущение приватности. Стыдно, когда видно, а ступенчатый амфитеатр защищает гуляк от непрошенных глаз.
Похожий амфитеатр построили возле Политехнического музея, но там повторение истории невозможно – не тот контекст места. Вокруг не вечный праздник, а суровая Лубянка со своей исторической аурой, мирный "Центральный детский магазин", да и сам Политех не провоцирует желания добежать до ближайшего магазина, ну разве только до гигантского книжного "Библио-Глобуса".
© РИА Новости / Алексей МайшевАмфитеатр в "Музейном парке" перед главным входом в Политехнический музей со стороны Лубянской площади в Москве
Амфитеатр в Музейном парке перед главным входом в Политехнический музей со стороны Лубянской площади в Москве - РИА Новости, 1920, 08.09.2020
Амфитеатр в "Музейном парке" перед главным входом в Политехнический музей со стороны Лубянской площади в Москве
И еще один момент, который, по-моему, помог загубить "Яму". Тот самый, воспетый блогерами, полированный бетон.
Для архитекторов, дизайнеров и урбанистов он – инновационный необычный материал, а просто народом эта гладкая серая поверхность без затей безошибочно считывается, как неоконченная стройка. То есть "Яме" просто не хватило красоты. Красоты в ее "попсовом" понимании, не для утонченных эстетов, а простой и понятной – с завитушками, благородным камнем, кустами гортензий и, возможно, даже розовыми пингвинами. Пока ты сидишь на чем-то, напоминающем бетонный забор – "подзаборный" стиль поведения накроет почти гарантированно. Лавочки под "Стеклянной корой" Зарядья или скамья на "Парящем мосту" ни на что такое не провоцируют, плюс ведь там везде цветы, прудики и вид на Кремль, а еще полная просматриваемость и сотни сценариев для селфи. А сидя на бетоне с видом на бетон сложно воспитать в себе чувство прекрасного.
Позиция автора может не совпадать с позицией редакции
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала